Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (Джуринский А.Н.) arrow Школьные реформы первой половины XVIII в.
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
Школьные реформы первой половины XVIII в.

Школьные реформы первой половины XVIII в.

   В конце XVII - начале XVIII вв. Россия пересматривает курс развития, в том числе в сфере школьного образования, равняясь на западный опыт. По сути, происходил поворот к школе и педагогике Нового времени.
   Примерами этого могут служить воспитание и обучение Петра I (1672-1725). До 10 лет будущий государь воспитывался даже более по-старому, чем его старшие братья и отец. Его первый воспитатель - боярин Ф.П. Соковнин был убежденным старовером. Другой первый учитель - подьячий Никита Зотов обучал воспитанника грамоте, прошел с ним азбуку, часослов, псалтырь, евангелие и апостол, уроки русской истории.
   С 1683 г. начинается самообразование и иная выучка юного Петра. Под руководством иностранцев он учился математике, артиллерии, геометрии, фортификации, баллистике, кораблестроению. Тогда же Петр овладевает немецким и голландским языками.
   Петр и его сподвижники предприняли попытку направить страну по общеевропейскому пути. Был введен обычай посылать за границу молодых людей (обычно дворян) для обучения корабельному и мануфактурному делу, военным наукам. По главным промышленным городам Европы были рассеяны десятки русских учеников. Многие молодые дворяне, а также прошедшие отбор сыновья купцов и крестьян вполне успешно осваивали заморские науки.
   В начале XVIII в. в России появились государственные школы различных типов. Подобная реформа была одним из направлений преобразований Петра I. Эти школы отличались практической направленностью и в то же время не были узкопрофессиональными. В них не только готовили моряков, мастеровых, строителей, писарей и пр., но и давали общее образование (родной и иностранные языки, арифметика, философия, политика и пр.). По преимуществу создавались дворянские учебные заведения (для "знатных особо детей"). Но сословный принцип нередко нарушался, так что в новых учебных заведениях оказывались представители других социальных слоев.
   Первым из созданных при Петре I учебных заведений была учрежденная в Москве школа математических и навигацких наук в Сухаревой башне (1701). Директором школы назначили приглашенного из Абердинского университета (Англия) профессора Г. Фарварсона. С ним приехали еще два преподавателя. В учебную программу входили арифметика, геометрия, тригонометрия, навигация, астрономия, математическая география. До того как приступить к изучению этой программы, учащиеся могли пройти два начальных класса ("русская школа" и "цифирная школа"), где учили читать, писать (на основе гражданского алфавита) и считать. По штату в школе могло обучаться до 500 человек. Возраст учащихся - от 12 до 20 лет. Выпускали из школы по мере завершения подготовки или по запросам ведомств. Готовили моряков, инженеров, артиллеристов, служилых людей. Ученики получали кормовые деньги, жили при школе или наемных квартирах, которые снимали. За прогулы учащимся грозил немалый штраф. За побег из школы полагалась смертная казнь.
   В навигацкой школе всей учебной деятельностью руководил крупный русский просветитель Леонтий Филиппович Магницкий (1669-1739).
   В 1715 г. старшие классы школы математических и навигацких наук были переведены в Петербург. На этой базе была организована Морская Академия - военно-учебное заведение, где готовили к морской службе. По образцу навигацкой школы в Москве в 1712 г. были учреждены еще две школы -инженерная и артиллерийская.
   В 1707 г. в Москве при военном госпитале была создана хирургическая школа, рассчитанная на 50 учащихся. С 1721 г. при сибирских заводах стали создавать горные училища.
   Для специальной подготовки специалистов по иностранным языкам в Москве, на Покровке было учреждено особое учебное заведение, которым руководил пастор Эрнст Глюк (ум. 1705). Там детей бояр, служилых и торговых людей обучали греческому, латинскому, итальянскому, французскому, немецкому и шведскому языкам. Обучение языкам занимало три четверти учебного времени. Остальное время отводилось на преподавание философии, истории, арифметики, географии. В школе насчитывалось до 50 учеников. Обучали бесплатно. Глюк разработал учебные пособия: русскую грамматику, пособие по географии, лютеранский катехизис, молитвенник в стихах. Использовался также "Мир в картинках" Я.А. Коменского. Школа действовала 10 лет (1705-1715).
   После закрытия школы Глюка единственным учебным заведением повышенного образования в Москве оказалась Славяно-греко-латинская академия, в которой в 1716 г. училось до 400 студентов.
   Указами 1714 г. была введена обязательная учебная повинность для дворянских детей, дьяков и подьячих. Было положено начало созданию светских элементарных школ с математическим уклоном (цифирные школы). В этих школах обучали арифметике и отчасти геометрии. Ученикам запрещалось жениться до тех пор, пока не выучатся цифири. В качестве учителей в каждую губернию было послано по два выпускника Московской навигацкой школы и Морской Академии.
   К 1716 г. цифирные школы существовали в 12 городах, к 1722 г. - в 42 городах.
   Созданные как заведения для дворян и служилых людей, цифирные школы постепенно пришли в упадок. Многие дворяне и приказные не хотели посылать туда своих сыновей. Детей забирали насильно. Значительная часть возможных учеников из духовного сословия уходила в церковные архиерейские школы. В 1744 г. некоторые цифирные школы были присоединены к полковым гарнизонным школам. Остальные слились с архиерейскими школами.
   Деятельность архиерейских школ определялась "Духовным регламентом" (1721), который составил Феофан Прокопович. В Регламенте, который современники оценили как "гимн просвещению", излагалась новая программа школьного обучения. Предписывалось открывать учебные заведения для детей духовенства при домах архиереев. Отличительной архиерейских школ было сочетание светской программы с религиозной. В них готовили священнослужителей. Обучали начаткам религии, письму, чтению, арифметике, геометрии.
   В "Духовном Регламенте" предусматривалось создание академий с семинариумами - 8-летними средними духовными учебными заведениями. Последние были закрытыми учреждениями: семинаристов не отпускали к родным, "пока не обвыкнут в семинариуме". Семинариумы замышлялись как общеобразовательные гуманитарные заведения. В программу входили латинский язык, грамматика, история и география, арифметика и геометрия, логика или диалектика, риторика, физика, политика и богословие. Греческий язык преподавался в минимальном объеме. Богословие преподавали два последних года. Регламент предусматривал использование целесообразных дидактических приемов: ознакомление учащихся с общей характеристикой той или иной дисциплины в начале ее преподавания, установление межпредметных связей (географии и истории) ("историю честь без ведения географского есть как бы с завязанными глазами по улице ходить") и пр. В отличие от старорусского аскетического воспитания, для семинаристов предусматривались систематические "игры тел сдвижные", постановка "акций и комедий", музыка во время праздничных трапез и др.
   Хотя сыновья священников были обязаны посещать архиерейские школы, духовное сословие избегало обучать в них своих детей, так как не принимало светской направленности программы обучения. Общее число духовных школ, открытых в 1721-1725 гг., не превышало 50.
   В учебных заведениях, созданных в начале XVIII в., обучали на русском языке. Была усовершенствована русская азбука, чтобы облегчить усвоение родного языка. Использовались пособия зарубежных и отечественных авторов. Вместо прежних Часослова и Псалтыря часто учили по "Букварю" Федора Поликарпова (1701), по книгам Ф. Прокоповича "Юности честное зерцало" и "Первое поучение отрокам". Учебные пособия впервые вводили латинский и греческий шрифты (для будущих переводчиков), содержали сравнения славянского, греческого и латинского языков, материал на общественно-бытовые, нравственные темы и пр. Популярностью пользовалась "Арифметика" Л.Ф. Магницкого - учебник, который в России был главным учебным пособием по математике до середины XVIII в.
   Петровские реформы образования и воспитания вызывали глухое и явное недовольство, которое подавлялось жестко и беспощадно. Недовольных не устраивало, например, разрушение традиций домашнего семейного воспитания. Новые гражданские учебные заведения брали на себя не только функции образования, но и воспитания.
   Возникновение в Петровскую эпоху новых типов школ было важным этапом в организации национальной системы образования. В тот период был заложен фундамент для построения школьного дела на новых началах.
   Во второй четверти XVIII в. реформирование образования замедлилось. Пришли в упадок цифирные школы, морская академия, инженерные и артиллерийские училища. Вместе с тем часть учебных заведений, созданных в петровское время, успешно развивалась. Например, расширилась сеть семи-нариумов: к 1764 г. насчитывалось до 26 таких школ с 6 тыс. учеников.
   Появились учебные заведения нового типа. В конце 1725 г. в Петербурге был создан важный научно-просветительский центр - Академия наук. В ее состав входили университет и гимназия. В 1731 г. в Петербурге было учреждено первое среднее учебное заведение закрытого типа для знати – Корпус кадет. В нем готовили не только офицеров, но и гражданских чиновников. К 1762 г. в кадетском корпусе насчитывалось до 600 учеников. Другим привилегированным дворянским учебным заведением явился основанный в 1759 г. при императрице Елизавете Пажеский корпус в Петербурге.
   К середине XVIII в. наиболее приметным событием в развитии школьного дела стало открытие в 1755 г. в Москве университета и университетских гимназий. Номинально университет был доступен всем сословиям, но фактически предназначался для детей дворян. Вначале в нем было три факультета: юридический, философский и медицинский. Первые студенты были набраны из духовных семинарий. Дворяне избегали посылать своих отпрысков в бессословный университет.
   Во второй четверти XVIII в. основной и едва ли не единственной заботой государства являлась организация обучения дворянства. Остальные сословия, прежде всего крестьяне, оказались вне поля зрения правительства. Как уже отмечалось выше, представители дворянства тяготились введенной Петром I повинностью отдавать своих сыновей в регулярные учебные заведения. В 1737 г. был издан закон, освободивший дворян от этой обязанности и предоставивший им право на домашнее обучение.
   В Петровскую эпоху в обществе укрепилось понимание необходимости светского государственного регулярного воспитания и обучения.
   Один из первых планов в духе такой необходимости был представлен родственником Петра I Федором Салтыковым (ум. в 1715 г.). В его "Пропозициях" (1712) предлагалось учредить в каждой губернии в зданиях монастырей академии. В качестве учителей приглашать "сведущих лиц и иностранцев". Проектируемые академии напоминали западноевропейские учебные заведения - дворцовые школы. Кроме общеобразовательных дисциплин (грамматика, риторика, поэтика, философия, история, география, математика, физика), предполагались научно-технические знания (механика, фортификация, архитектура и пр.). Также предусматривались уроки танцев, фехтования, верховой езды. Кроме того, Салтыков предлагал создать в каждой губернии по две женские школы.
   Один из первых представителей русского Просвещения, участник школьных реформ Василий Никитич Татищев (1686-1750) открыл несколько горнозаводских школ; изложил в рационалистическом духе идеи воспитания и обучения в ряде сочинений, прежде всего, в "Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ" (1733). "Главной наукой" Татищев считал такую, "чтоб человек мог себя познать". Он приходит к заключению о том, что воспитание и обучение должны соответствовать возрасту человека. Как совершенствуются с возрастом человека его знания, так совершенствуется вместе с возрастом знание человечества. Основная цель "Разговора" - доказать необходимость отправки молодых людей за границу для обучения нужным и полезным наукам. "Желание и надежда" на учрежденные Петром школы оказались, по наблюдению Татищева, обманутыми. Он предлагает поэтому создавать новые училища и исправлять старые. Разработанная Татищевым программа дворянского воспитания предусматривала обучение светским наукам и религии. Он выдвинул план открытия академий или университетов, гимназий и академий ремесел. Татищев обосновывал идею, что учитель должен не только знать свой предмет, но и обладать умением обучать. Он помышлял о том, чтобы дать человеку знание того, "что ему полезно и нужно и что вредно и непотребно". В соответствии с этим науки и знания делились на нужные (домоводство, мораль, религия и др.), полезные (письмо, красноречие, иностранные языки, математика, естественные науки), щегольские (поэзия, музыка, верховая езда, танцы), любопытные (астрология, алхимия) и вредные (ворожба, чернокнижие и пр.).
   На позициях критического, рационалистического видения мира стоял известный просветитель петровской эпохи Феофан Прокопович (1681-1736). Деятельный участник школьных реформ, сторонник светского образования, европейски образованный, Прокопович в своих проектах использовал зарубежный опыт: преподавания западноевропейского круга наук, педагогики иезуитов. В книге-букваре "Первое учение отрокам" Прокопович давал педагогические рекомендации и советы родителям и воспитателям, подчеркивая важность воспитания для судьбы человека ("каков кто отрок есть, таков и муж будет").
   Иначе трактовал западноевропейскую педагогическую традицию Иван Тихонович Посошков (1653-1726). Свои взгляды И.Т. Посошков изложил в трактате "Завещание отеческое"(1705). В этом труде причудливо уживались старорусский консерватизм (враждебность к иноземцам, инакомыслию) и горячая поддержка просветительских реформ Петра. Посошков предложил куда более обширную программу образования по сравнению с той, которая была принята в Московской Руси: славянский язык, письмо, грамматика, арифметика, латинский и греческий языки, ремесла ("художества"). Посошков помышлял об организации повсеместного женского образования, всеобщего начального обучения крестьян ("нужно так устроить, чтобы и в малой деревне не было безграмотного человека").
   Свой проект школьной реформы представил Петру I немецкий ученый и философ Г.В. Лейбниц (1646-1716). План Лейбница носил отчетливо практическую направленность (на первом месте стояли физико-математические науки). Главным его отличием было положение об обучении на основе энциклопедических программ.
   Особую роль в реформах образования и воспитания в XVIII в. сыграл великий русской ученый-энциклопедист Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765). Он был инициатором демократизации состава учащихся гимназии при Академии наук. Ученый ввел в число обязательных предметов гимназического образования химию и астрономию, первым стал читать лекции для студентов на русском языке. Им разработаны "Регламенты" для учителей и учеников гимназий, где рекомендуется сознательное, последовательное, систематическое, наглядное обучение. Ломоносов выдвинул в качестве ведущего принцип научности в обучении. Вместе с И.И. Шуваловым Ломоносов был инициатором учреждения Московского университета. Став "интеллектуальным отцом" университета, Ломоносов определил его развитие в прямом соответствии с достижениями научной и философской мысли Европы.

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...