Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (Джуринский А.Н.) arrow Педагогическая мысль во второй половине ХIХ в.
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
Педагогическая мысль во второй половине ХIХ в.

Педагогическая мысль во второй половине ХIХ в.

   Во второй половине 1800-х гг. в педагогической мысли России с небывалой силой проявились стремления общества к обновлению и реформам.
   Сторонники реформ воспитания и образования не были едины в своих взглядах. Радикально настроенные разночинцы превращали дискуссию о судьбах школы и воспитания в политическую полемику. К ним прежде всего относились Д.И. Писарев, Н.Г. Чернышевский и Н.А. Добролюбов.
   Дмитрий Иванович Писарев (1841-1868) в статьях "О Журнале для воспитания", "О Русском педагогическом вестнике", "Наша университетская наука", "Педагогические софизмы", "Школа и жизнь" и др. настаивал на изучении ребенка и защите его прав: "Чтобы быть хорошим воспитателем и наставником, нужно любить ребенка и уметь уважать в нем его человеческую личность, его формирующийся характер, его стремление к самостоятельности и к деятельной мысли".
   Писарев склонялся к идеям "свободного воспитания", считая, что традиционная педагогика и школа поощряют насилие над личностью ребенка. "Воспитывая наших детей, мы втискиваем молодую жизнь в те уродливые формы, которые тяготели над нами... Чем раньше молодая личность становится в скептическое отношение к своим наставникам, тем лучше... Умный... человек никогда не решится воспитывать ребенка; он поймет, что врываться в интеллектуальный мир другого человека со своей инициативой бесчестно и нелепо; он будет хорошо кормить ребенка, удалять от него вредные предметы... На том он и остановится".
   Писарев отвергал профессионализацию, утилитаризм общеобразовательной школы: "Призрак специального образования никак не решается исчезнуть и до сих пор мешает нашему обществу разглядеть действительный смысл и задачу образования".
   Писарев полагал, что женщине должны быть открыты дороги к образованию наравне с мужчиной.
   Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889) вскрывал диалектическую взаимосвязь между политическим режимом, материальным достатком и образованием. "Кто находится в нищете, тот не может развить своих умственных сил;... кто не пользуется политической властью, тот не может спастись... и от невежества".
   Недостатки школы Чернышевский видел в низком научном уровне обучения, схоластических методах преподавания, перенасыщенности учебников деталями и подробностями, а также в неравенстве женского образования по сравнению с мужским и в казарменном духе воспитания.
   Говоря о воспитательных идеалах, Чернышевский вставал на позиции революционной переделки общества и человека. Новый человек, по Чернышевскому, должен быть всесторонне развитым преобразователем мира, исполненным высоких стремлений, готовым на жертвы во имя общественного блага.
   Чернышевский руководствовался антропологическим подходом к человеку и воспитанию. "Принципом философского воззрения на человеческую жизнь со всеми ее феноменами служит выработанная естественными науками идея о единстве человеческого организма", - писал он.
   Н.Г. Чернышевский считал человека высшим созданием природы, изменчивым существом, деятельность и воспитание которого обусловлены прежде всего социальной средой. Личность формируется под воздействием разнообразных общественных факторов и институтов, под влиянием искусства и литературы, семьи и школы. Социальные перемены ведут к изменениям в характере народа в целом и в характерах отдельных его представителей. Под этим углом зрения рассматривались роли наследственности и воспитания. "Злодей и негодяй не родится злодеем и негодяем, а делается им от недостатка нравственного воспитания и бедности... у всякого почти, как бы дурен ни был он, остаются еще известные струны и сердце, дотронувшись до которых, можно пробудить в нем голос совести и чести".
   Чернышевский полагал, что нравственные свойства невозможно наследовать. Каждому человеку природа дает особый темперамент, что сказывается на особенностях его поведения, не обусловливая, однако, самый характер. "Темпераментом определяется только степень быстроты движений, и, вероятно, перемен душевного настроения. Должно думать, что человек, имеющий быструю походку, расположен к более быстрой смене настроений, чем человек, движения которого медленны. Но этой разницей не определяется то, который из них более трудолюбив, и тем менее определяется степень честности или доброжелательности того и другого".
   Чернышевский считал одним из ведущих свойств человека активность, а важными источниками активности - потребность в ней и осознание этой потребности. Отсюда он выводил необходимость воспитания разнообразных познавательных, умственных, эстетических, трудовых и иных потребностей. Таким образом, развитие потребностей - важнейшее условие становления личности.
   Николай Александрович Добролюбов (1836-1861) во взглядах на воспитание и образование сходился со своим единомышленником - Н.Г. Чернышевским. Перу публициста принадлежат специальные работы по вопросам образования и воспитания ("О значении авторитета в воспитании", "О народном воспитании" и др.), статьи на политические, социальные, философские, исторические, эстетические темы, в которых затронуты вопросы педагогики.
   Добролюбов критиковал ущемление права на образование в тогдашней России из-за сословных, религиозных, национальных ограничений. Полноценное образование, замечал он, остается в русском обществе "монополией" богатых.
   Добролюбов стоял на демократической позиции и видел идеал воспитания в удовлетворении "естественных стремлений" человека, которые "могут быть выражены в двух словах: чтобы всем было хорошо". Исходя из принципа антропологизма (человек - "целое, нераздельное существо"), Добролюбов полагал, что умственное, физическое и нравственное воспитание никоим образом не следует обособлять друг от друга.
   Добролюбов указывал на необходимость воспитания активного общественного человека, который осознает собственные разнообразные потребности в деятельности. При этом делались радикальные, далеко идущие выводы. Поскольку общество и воспитание мешают естественным потребностям деятельности личности, следует "предпринять коренное изменение ложных общественных отношений, господствующих над нами и стесняющих нашу деятельность".
   Излагая свое педагогическое кредо, Добролюбов заявлял, что современная система воспитания и обучения убивает в детях и подростках "внутреннего человека", лишает их сил и не готовит к жизни. Эта система подавляет личность, игнорирует возрастные и индивидуальные особенности воспитанников. Противопоставив такому воспитанию и обучению собственный педагогический идеал, Добролюбов писал: "... Главное, что должен иметь в виду воспитатель, это уважение к человеческой природе и дитяти, предоставление ему свободного, нормального развития, старание внушить ему прежде всего и более всего правильные понятия о вещах, живые и твердые убеждения, заставить его действовать сознательно, по уважению к добру и правде, а не из страха и не из корыстных видов похвалы и награды".
   Таким образом, Добролюбов помещал в центр воспитания заботу о личности ребенка, о ее разностороннем развитии, о подготовке юного человека к активной и счастливой жизни. Цель образования не столько сообщение неких знаний, сколько научение "думать самостоятельно, внушить... любовь к знаниям, сообщить... ясные и полные понятия, дать материал для деятельности всем способностям и полный простор для их развития".
   Среди первых, кто взбудоражил педагогическую общественность 1860-х гг., возвестив об актуальности реформ воспитания и обучения, был Николай Иванович Пирогов (1810-1881).
   Н.И. Пирогов родился в семье чиновника. Закончил медицинский факультет Московского университета. Профессорствовал в Дерптском Университете, Петербургской медико-хирургической академии.
   Основатель новой школы в хирургии, Пирогов одновременно сделался крупным общественным педагогическим деятелем. Как в дальнейшем писал русский педагог В.Я. Стоюнин, "оказалось, что знаменитый хирург не только рассекал человеческие тела и анализировал их, но точно так же анализировал и целое человеческое общество и тело и душу его - и нашел там застарелые болезни, которые нужно лечить радикальными средствами".
   В 1856 г. Пирогов уходит из Медико-хирургической академии и получает пост попечителя Одесского учебного округа, который занимал в течение двух лет. В том же году в "Морском сборнике" появилась его статья "Вопросы жизни", которая имела значительный отклик в педагогических и "общественных кругах. Статья была перепечатана почти во всех периодических изданиях, пробудив, как писал К.Д. Ушинский, "спавшую педагогическую мысль".
   В течение 1858-1861 Пирогов возглавлял Киевский учебный округ.
   Административно-педагогическая деятельность Н.И. Пирогова была насыщенной и плодотворной. Он содействовал работе педагогических советов учебных заведений, принимал меры по совершенствованию преподавания иностранных языков, поощрял творчество и самообразование преподавателей, заботился о расширении педагогического образования (учредил педагогическую семинарию при Киевском университете), уделял специальное внимание улучшению качества преподавания в частных женских школах-пансионатах, учреждал первые воскресные школы, противодействовал сокращению университетской автономии.
   Будучи попечителем Одесского и Киевского учебных округов, Пирогов проявил себя сторонником и участником прогрессивных преобразований в системе просвещения. Он настаивал на либеральных, коллегиальных началах управления учебными заведениями, выступал против регламентации сверху программ обучения и за предоставление педагогическим советам гимназий значительных прав в отношении корректировки программ. В статье "Нужно ли сечь детей", возражая против физических наказаний учащихся, Пирогов подчеркивал, что розги уничтожают в ребенке стыд. Пирогов усилил подготовку учителей на местах, организовал обмен опытом путем издания "циркуляров", оказавшихся своеобразными педагогическими журналами.
   Пирогов однако не всегда мог препятствовать ретроградам. Так, он не сумел противостоять большинству чиновников Киевского учебного округа и подписал циркуляр, допускавший физическое наказание гимназистов.
   По представлению министра образования Д. А. Толстого, в 1867 г. Пирогов был отправлен в отставку. Тем самым была прервана его плодотворная педагогическая деятельность.
   В педагогическом наследии Пирогова особое место занимают идеи самопознания посредством воспитания и общечеловеческого воспитания, общечеловеческого образования. Эти идеи представлены в статьях "Вопросы жизни", "Быть и казаться", в других работах Пирогова, в речи на торжественном акте в Ришельевском лицее (1857).
   Редкий человек, считал Пирогов, осознанно ставит перед собой жизненные цели. Между тем каждый должен задать себе вопрос, в чем смысл, предназначение и призвание его жизни. Ответ на них должно дать воспитание. Воспитание позволяет при решении "роковых вопросов" самопознания "созреть и окрепнуть внутреннему человеку".
   Идеал нравственного воспитания Пирогов видел в христианской религии. Общественное бытие в значительной мере препятствует становлению отдельной личности в духе такого идеала, ибо в обществе нет "ни малейшего следа" помощи человеку в течение его земного существования, направленной на то, чтобы он приблизился к будущей загробной жизни. Воспитание должно исправить такое положение.
   Пирогов выделял два рода воспитания - общечеловеческое и специальное. До определенного жизненного рубежа, когда в каждом обнаруживаются склонности и призвание, все люди должны пользоваться плодами одного и того же общечеловеческого воспитания. Специальное воспитание, следовательно, наступает после общечеловеческого. Первостепенная цель воспитания, подчеркивал Пирогов, - научить "быть человеком". "Быть человеком - это значит научиться с ранних лет подчинять материальную сторону жизни нравственной и духовной".
   Таким образом, главное -- это нравственное воспитание. Осуществлять его предлагалось в ходе целостного педагогического воздействия и собственно при обучении. Под нравственным воспитанием понимались, во-первых, помощь ребенку в осознании окружающего мира и общественной среды, во-вторых,-- превращение "добрых инстинктов" в сознательную тягу к идеалам добра и правды, в-третьих, - формирование характера и убеждений.
   Вслед за многими мыслителями Пирогов считал двойственность человека следствием его биологической и общественной природы. Он утверждал, что каждой личности свойственна постоянная борьба "внутренней и внешней природы". Воспитание оказывается единственно приемлемым способом привести в гармонию природное и общественное в человеке: "Только то воспитание сулит наиболее шансов на успех, в котором воспитатели сумеют приспособиться к индивидуальности своих воспитанников и ее приспособить к жизни". Педагогика должна научиться вникать в мир детства, сообразовываясь с темпераментом, способностями воспитанника ("приноровлено к различным способностям и темпераменту каждого, то развивая, то обуздывая их").
   Не прошел Пирогов и мимо проблемы народности воспитания, активно обсуждавшейся в общественных и педагогических кругах. Он полагал, что общечеловеческое воспитание должно быть согласовано с идеей национального воспитания: "Все мы... можем сделаться через воспитание настоящими людьми... нисколько не переставая быть гражданами своего отечества и еще рельефнее выражая через воспитание прекрасные стороны своей национальности".
   Идея общечеловеческого воспитания лежит в основе взглядов Пирогова на принципы школьной системы. Он считал правильным создание внесословного, бесплатного и обязательного на начальной ступени образования. Такая система должна сочетать общечеловеческое воспитание и образование. Вершина общечеловеческого и одновременно общедоступного образования – классицизм в неогуманистической форме (древние языки, родной язык, история и математика). Предлагался отказ от ранней специализации, которая была принята в гимназиях 1840-1860-х гг.
   Пирогов разработал проект школьной системы. Первая ступень - 2-летняя элементарная школа с традиционным набором дисциплин: Закон Божий, чтение, письмо, счет. Предлагалось обучать во все времена года, широко применяя наглядность и по возможности соединяя обучение с ремесленной подготовкой. Планировалось построить на фундаменте начальной школы две ветви среднего образования - реальную и классическую. Каждая ветвь должна была состоять из двух звеньев: прогимназии и гимназии. Срок обучения в реальной прогимназии составлял 4 года. Программа включала Закон Божий, русский язык, арифметику, алгебру, геометрию, 2 новых языка, географию, историю, естествознание, черчение и другие предметы из области современных знаний. В реальную прогимназию предполагалось принимать без испытаний; ее выпускникам открывался путь в практическую жизнь, реальную гимназию, классическую прогимназию.
   Классическая прогимназия должна была состоять из четырех классов. В дополнение к программе реальной прогимназии добавлялись древние языки. Назначение классической прогимназии определялось как подготовка в классическую гимназию и далее в университет.
   Возвышавшиеся над прогимназиями реальная и классическая гимназии должны были иметь особые отличия в программах. В реальной гимназии предлагалось выбор дисциплин "как можно более сообразовывать с местными потребностями"; ее выпускники могли идти в высшие технические заведения. Программа классической гимназии должна была включать небольшое число тщательно и глубоко-изучаемых предметов; ее выпускники шли в университет.
   Пирогов являлся поборником расширения женского образования и возражал против дискриминации женщин. Вместе с тем он ограничивал масштабы применения женского воспитания и образования и сферу применения последнего. По его мнению, женщинам не дано служить в армии, государственном аппарате, претендовать на получение других профессий, считающихся мужскими. Пирогов видел главное предназначение женщины в том, чтобы "услаждать сочувствием жизнь мужчины", быть воспитательницей юного поколения.
   Пирогов в статье "Чего мы желаем", в брошюре "Университетский вопрос" и других работах затронул волновавшие русское общество проблемы высшего образования. Он заявил о необходимости реформ университетского образования. В число предложений Пирогова входила организация подготовки профессуры и научных работников. По Пирогову, преподавание в университете должно было носить прежде всего общечеловеческую направленность, т. е. быть далеким от узкой специализации. Он настаивал на автономии университетов, введении публичного конкурса на занятие университетских кафедр, уменьшении платы за обучение, семестровой системе обучения и пр.
   Крупнейшим представителем русской педагогики XIX в. был Константин Дмитриевич Ушинский (1824-1870).
   Выходец из религиозной помещичьей семьи, Ушинский получил гимназическое, а затем университетское образование. По окончании Московского университета преподавал в Ярославском юридическом лицее, затем служил чиновником. Будучи назначен в 1859 г. инспектором Смольного женского института, произвел реформу этого учреждения, обогатив содержание образования, введя 2-летний педагогический класс. В 1860-1862 гг. редактировал "Журнал министерства просвещения". В последние годы жизни, уйдя в отставку, вел интенсивные теоретические изыскания в области педагогики. В этот период им написаны основные педагогические труды: "Человек как предмет воспитания", "Родное слово" и др.
   Ушинский - основатель научной педагогики в России, опирающейся на идею народности. Как писал один из его последователей Модзалевский, "Ушинский - это наш действительно народный педагог, точно так же, как Ломоносов - наш народный ученый, Суворов - наш народный полководец, Пушкин - наш народный поэт, Глинка - наш народный композитор".
   К.Д. Ушинский первым среди русских педагогов предпринял попытку суммировать научные знания о человеке, исходя из признания взаимосвязи педагогики с данными антропологических наук. Ушинский продолжил традицию русского просветительства, направленную на поиск педагогических решений социально-политических проблем. Он помышлял о том, чтобы извлечь народ из "мрака нищеты и невежества", веря, что "хорошее воспитание" может избавить человечество от многих зол.
   Мировоззрение молодого Ушинского складывалось под воздействием классической немецкой философии, особенно гегельянства, а также материалистических учений фаталистического толка. В дальнейшем он начал склоняться к осознанию первостепенности реального знания, к пониманию необъятных творческих возможностей человека. Все это не исключало религиозного осмысления воспитания, прежде всего воспитания нравственного. В сущности, Ушинский попытался найти "срединный путь" между материализмом и идеализмом. Но в целом его воззрения характеризуются материалистической направленностью: "Искусство же воспитания в особенности и чрезвычайно много обязано именно материалистическому направлению в философии".
   Ушинский во взглядах на общественное развитие прошел путь от объективного идеализма ("дух" есть единственный двигатель истории) к признанию человека как движущей силы социальной эволюции. Провозгласив такой антропологический принцип ("все общественные явления выходят из частных психических явлений"), Ушинский, по сути, был близок французскому Просвещению, выводившему из природы человека все важнейшие социальные явления.
   Ушинский ясно осознавал необходимость философского осмысления педагогики: "Основанием воспитания должна служить и руководить философская идея". Сущностная цель воспитания - жизненно важна для человека и потому не может не быть мировоззренческой, полагал ученый.
   Выводя цель и программу воспитания из общественного бытия, Ушинский считал, что педагогический успех возможен лишь при таком воспитании, которое "будет основывать свои правила на общественном мнении и вместе с ним жить и развиваться". В свою очередь воспитание должно "выводить... в жизнь новые поколения... вполне готовые к борьбе, которая их ожидает".
   Идея общественного смысла воспитания ярко проявляется у Ушинского в принципе народности. Это стержень его педагогической концепции. При этом Ушинский поднялся над односторонностью славянофильства и западничества. Он полагал, что научное педагогическое знание, добытое в различных странах, может быть использовано русской педагогикой. Именно так отнесся Ушинский к школьному педагогическому опыту Германии, Франции и Швейцарии, изучая его во время поездки в Западную Европу. В наиболее общем виде идея народности значила для Ушинского объективную потребность каждого народа в собственной системе обучения и воспитания со своими отличительными национальными чертами и творческими проявлениями.
   В русской школе принцип народности должен был быть реализован прежде всего через приоритет родного языка как предмета школьного образования. Обучение родному языку, разъяснял Ушинский, развивает "дар слова", вводит в сокровищницу языка, формирует "миросозерцание" ("родное слово - та духовная одежда, в которую должно облечься всякое знание").
   Не менее важное место в трактовке народности отводил Ушинский идее труда как ведущего фактора развития личности. Он видел в подготовке ребенка к трудовой деятельности вхождение в народную жизнь. "Воспитание должно неусыпно заботиться, чтобы, с одной стороны, открыть воспитаннику возможность найти себе полезный труд в мире, а с другой - внушить ему неутолимую жажду труда". Необходимо "внушить воспитаннику уважение и любовь к труду... дать ему привычку к труду".
   Ушинский принадлежит к числу тех великих педагогов, кто не только заявил о существовании закономерностей воспитания, но и попытался объяснить их. Он стремился выявить эти закономерности как средства управления развитием человека. Знание законов воспитания, следовательно, ставилось в зависимость от познания человека во всех его проявлениях. "Если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях".
   Педагогика, по Ушинскому, должна стоять на фундаменте обширного круга "антропологических наук", к которым были отнесены анатомия, физиология и патология, психология человека, логика, философия, география, статистика, политическая экономия, история. В этих науках, считал Ушинский, обнаруживается совокупность "свойств предмета воспитания, то есть человека". На особое место в числе указанных наук ставилась психология. При этом Ушинский разделял тезис о первостепенности внешнего воздействия в развитии психики и человека в целом.
   Овладение педагогической наукой, полагал Ушинский, -мост для превращения воспитания в искусство. В таком случае педагог из исправного, но малоэффективного исполнителя правил перерождается в творца.
   Ушинский видел в обучении основное средство умственного, нравственного и физического развития личности. Обучение решает двоякую задачу – образовательную и воспитывающую. Первая ее часть означает рациональное усвоение человеком необходимых ему знаний о природе и обществе, вторая - формирование "миросозерцания", "убеждений". Таким образом, по своему содержанию обучение – это процесс обогащения знаний (материальное образование) и одновременное развитие способностей (формальное образование). Ушинский полагал, что программа классической школы все меньше соответствует гармонии материального и формального образования и что будущее за современной (реальной) общеобразовательной школой.
   Процесс обучения рассматривался как передача знаний и навыков учителем и усвоение их учениками. Это напряженный труд ("учение есть труд"), который требует от школьника значительных волевых усилий: "Учение, основанное только на интересе, не дает окрепнуть самообладанию и воле ученика, так как не все в учении интересно и придет многое, что надобно будет взять силою воли".
   Отделяя учение от игры и считая его непременной обязанностью школьника, Ушинский полагал, что педагогический эффект достижим лишь при учете детских потребностей и интересов. Кроме того, существует ряд других условий: 1) связь "не с курьезами и диковинами", а с жизнью; 2) обучение в гармонии с природой ребенка (нельзя учить ранее, "чем он созрел для ученья"); 3) преподавание на родном языке; 4) постепенное усложнение в соответствии с ростом и развитием на таком уровне, чтобы держать учащихся в рабочем напряжении ("не давать им засыпать").
   Процесс обучения Ушинский делил на две взаимосвязанные стадии, каждая из которых должна состоять из определенных ступеней и видов работы ученика под руководством учителя. Первая стадия - доведение знания до определенной системы. Она включает последовательное восприятие предметов и явлений; сравнение и сопоставление, выработку предварительных понятий; приведение этих понятий в систему. Сущность второй стадии заключается в обобщении и закреплении приобретенных знаний и умений.
   Процесс обучения должен строиться на основополагающих дидактических принципах ("условия преподавания): 1) сознательности и активности ("ясность" и "самостоятельность"), когда происходит "переход от незнания к знанию" ("при такой методе... возбуждается самостоятельная работа головы учащегося"); 2) наглядности (обучение на конкретных образах, непосредственно воспринимаемых учениками, с использованием в качестве основных наглядных средств натуральных предметов, моделей, рисунков); 3) последовательности ("постепенность"); 4) доступности, т. е. "отсутствии чрезмерной напряженности и чрезмерной легкости"; 5) прочности - "твердости усвоения" (ведущий способ - разнообразное повторение: попутное, пассивное и особенно активное, когда ученик -"воспроизводит самостоятельно следы воспринятых ранее представлений").
   Ушинский поддерживал общемировую традицию классно-урочной системы, считал ее наиболее целесообразной при организации школьных учебных занятий. Он полагал правильным соблюдать определенную регламентацию такой системы: 1) стабильный состав учащихся в классе; 2) твердый порядок проведения занятий по времени и расписанию; 3) занятия преподавателя со всем классом и с отдельными учениками. Размышляя об уроке как основе классно-урочной системы, Ушинский подчеркивал ведущую роль учителя, отмечал необходимость разнообразных форм урока в зависимости от его задач (объяснение нового материала, закрепление, выяснение знаний учащихся и пр.) В процессе урока в нужных случаях предлагалось изменять его направление.
   Подготовка и проведение урока, считал Ушинский, требуют педагогического мастерства и предварительной тренировки: "Сколько обдуманности в словах и задачах, сколько напряженного внимания, сколько привычки требуется со стороны учителя, чтобы занять на весь урок тридцать или сорок еще не окрепших рассеянных детских голов".
   Основными требованиями к проведению урока были следующие: планирование, органический переход к новому знанию, гигиена занятий. Учение, построенное на прочном и сознательном усвоении предыдущего, Ушинский сравнивал с ростом здорового дерева, которое с "каждым годом приобретает новые ветви".
   Непременным дополнением к классно-урочной работе Ушинский считал домашнюю учебную деятельность учеников как одну из главных форм самостоятельной работы. Навыкам такой работы детей нужно учить. Под домашним заданием понималось продолжение начатого в классе учебного процесса ("домашние уроки").
   Ушинский разработал учение о двухуровневой дидактике: общей и частной. Общая дидактика занимается базовыми принципами и методами обучения, а частная дидактика использует эти принципы и методы в отношении отдельных учебных дисциплин. Однако Ушинский предостерегал от формализма и стремления добиваться исчерпывающего результата: "Дидактика не может иметь и претензии перечислить все правила и приемы преподавания... Практически... применение их бесконечно разнообразно и зависит от самого наставника".
   Особенно удалось Ушинскому теоретико-методическое сочетание общей и частной дидактик в концепции первоначального обучения, в частности, обучения родному языку. В работах "Родное слово", "Детский мир" и др. дидактический материал выстроен с постепенным усложнением, на основе звуковой аналитико-синтетической методики обучения грамоте, заменившей принятый буквослагательный метод.
   В общей дидактике Ушинского просматриваются два типа принципов и идей: универсальные и более частные. К первым можно отнести идеи синтетического и аналитического преподавания. К более частным принадлежит теория таких методов обучения, как устное изложение, лабораторно-практические работы, устные и письменные упражнения с книгой и пр.
   К методам устного изложения причислены следующие: 1) догматический или предлагающий; 2) сократический, или спрашивающий; 3) эвристический, или озадачивающий; 4) акроаматический, или излагающий. Например, сократический метод трактовался как "способ перевода механических комбинаций в рассудочные" и предназначался прежде всего для систематизации полученных знаний. В акроаматическом методе, напротив, особое значение имело приобретение нового знания, в первую очередь, через слово учителя (мастерский рассказ учителя "врезается легко в душу дитяти и так же легко ею воспроизводится").
   Основополагающий тезис Ушинского – двуединство обучения и воспитания. При этом задачи воспитания определялись как наиболее существенные. Они намного важнее, "чем развитие ума вообще, наполнение головы голыми знаниями". Ушинский поддержал установку мировой педагогики Нового времени на приоритет гуманного воспитания человеческой личности: "Только человек, у которого и ум хорош и сердце хорошо, вполне хороший и надежный человек".
   Основой нравственного воспитания Ушинский считал религию, которую он понимал прежде всего как залог нравственной чистоты.
   Ушинский охарактеризовал особенности нравственного воспитания в различных слоях русского общества. Общими идеалами воспитания он называл воспитание патриотизма, человечности, любви к труду, воли, честности, правдивости, чувства прекрасного. В качестве основополагающих духовных начал для русского народа выделялась "патриархальная нравственность" - вера в правду и добро.
   Раскрывая подробнее идеал воспитания, Ушинский особенно обращал внимание на патриотизм как результат осознания интересов, истории и культуры своего отечества. Детям младшего школьного возраста сведения об истории и трудовой жизни русского народа предлагалось давать прежде всего через образцы фольклора, например, пословицы. Говоря о воспитательном значении пословиц, Ушинский называл их "зеркалом русской народной жизни" и утверждал, что "ничем нельзя так ввести дитя в понимание народной жизни, как объясняя ему значение народных пословиц". Трудолюбие формируется, полагал Ушинский, при постоянном участии детей в посильной работе ("праздность - мать всех пороков"). Эстетическое начало следует развивать с помощью" природы и искусства. Дидактический материал всегда содержит потенциал воспитания прекрасного: "во всякой науке более или менее есть эстетический элемент, передачу которого ученикам должен иметь в виду наставник".
   Школьный учитель, по Ушинскому, не только преподаватель, но в первую очередь наставник. Он подобен "плодотворному лучу солнца для молодой души". Основной инструмент учителя - обучение. "Главное достоинство... преподавателя состоит в том, чтобы он умел воспитывать учеников своим предметом." В нравственном развитии ребенку нельзя навязывать нравственные убеждения. Такие убеждения следует вносить в детскую душу, не совершая над ней насилия.
   В основе предложенной Ушинским методики нравственного воспитания - отказ от педагогики "страха", от поддержания школьной дисциплины путем наград и наказаний. Он предлагал воспитывать школьника в атмосфере здравомыслия и гуманности: "В школе должна царствовать серьезность, допускающая шутку, но не превращающая всего дела в шутку, ласковость без приторности, справедливость без придирчивости, доброта без слабости, порядок без педантизма и, главное, постоянная разумная деятельность".
   Важным способом нравственного воздействия Ушинский считал убеждение словом, примером наставника с опорой на личный опыт ребенка. Одни лишь наставления ("моральные сентенции"), полагал Ушинский, "готовят лицемеров". Крайними средствами воспитания ("лекарства" при болезни) он считал наказания. Предпочтение отдавалось наказаниям предупредительного свойства: замечанию, снижению отметки за поведение. Поощрения рекомендовалось использовать весьма осторожно. Отвергались материальные награды и признавалась польза нравственного поощрения: "Дети ненавидят учителей, от которых никогда не дождешься одобрения или признания того, что хорошо сделано".
   В 1860-х гг. на арену педагогической жизни России выдвинулась группа методистов, которая внесла большой вклад в реформирование процесса обучения в школе (Н.Ф. Бунаков, Н.А. Корф, И.И. Паульсен, В.Я. Стоюнин, В.И. Водовозов, К.К. Сент-Илер, О.Ф. Миллер, Л.Н. Модзалевский, В.П. Острогорский и др.). В целом они руководствовались указаниями А. Дистервега, И.Г. Песталоцци, К.Д. Ушинского, Н.И. Пирогова.
   Николай Александрович Корф (1834-1883) создал вид деревенской земской 3-летней школы, которая быстро распространилась в России и просуществовала до первых лет советской власти. Учитель такой школы одновременно занимался с разными группами детей - с одними устно, а другим давал письменные задания. Корф по-новому поставил вопрос об инспектировании народных школ. Инспектором должен был быть человек, проработавший определенное время в учебных заведениях и являющийся опытным методистом. Корф высказывался за увеличение сроков начального обучения, защищал право обучения нерусских народов на родном языке.
   Иосиф Иванович Паулъсен (1825-1898) был соучредителем журнала "Учитель", автором "Методики грамоты по историческим и теоретическим данным". В этом труде отдано предпочтение так называемому аналитическому методу обучения грамоте. Сущность аналитического метода такова: изображение на рисунке знакомого ребенку предмета, четкое произношение словоназвания этого предмета, разложение произнесенного слова на составные части, написание его и разложение на буквы, образование из знакомых ученику звуков и букв различных сочетаний, составление из этих сочетаний и звуков новых слов, чтение и письмо слов.
   Владимир Яковлевич Стоюнин (1826-1888), исповедовал идеи общечеловеческого гуманного и народного воспитания. Он много размышлял о сущности национального характера воспитания. Стоюнин писал: "Для того чтобы перестроить наши школы на национальных началах, надо учесть народную психологию и историю, согласовать школу с общественными потребностями; принять во внимание строй семьи, экономические, климатические и прочие условия народной жизни".
   Наиболее серьезными пороками русской жизни Стоюнин считал низкий культурный уровень, недостаточное развитие чувства законности, общественной нравственности. Противостоять бескультурью должно было, по мысли Стоюнина, прежде всего воспитание.
   Стоюнин ратовал за развитие наряду с классическим современного среднего образования, в котором, по его убеждению, общество испытывало все большую потребность. Он всячески приветствовал частную инициативу в создании гимназий и прогимназий и полагал возможным для школы дистанцироваться от государства.
   Василий Иванович Водовозов (1825-1886) особенно настаивал на соблюдении в начальной школе наглядности и последовательности обучения. Он писал в этой связи в своей книге "Предметы обучения в народной школе" (1873): "Мы знаем, что ребенок приобретает представления и понятия лишь после того, как предмет разносторонне действовал на его чувства. Следовательно, при всяком объяснении предмета нужно обращаться к чувствам ребенка; преподавание должно быть наглядным в обширном значении этого слова, то есть следует не только показывать ребенку предмет, но и давать, где нужно, осязать его, действовать и на слух, и на обоняние, и на вкус учащихся. Ребенок имеет лишь понятие о том, что он видел и наблюдал, и только постепенно, через скопление новых наблюдений, переходит к новым понятиям. Следовательно, в преподавании нужно иметь в виду то, что ребенок знает, что он твердо усвоил путем впечатлений, какие давала ему окружающая жизнь. Иначе говоря, надо начинать с ближайшего, известного, вполне доступного ребенку".
   Водовозов отвергал какие бы то ни было физические наказания школьников. Он противился сохранению классического среднего образования, считая, что время этого образования уже ушло.
   Виктор Петрович Острогорский (1840-1902) находился под сильным влиянием идей "свободного воспитания". Известен как один из организаторов частной Василеостровской школы в Петербурге, деятельность которой была построена на таких идеях.
   Популяризатор педагогических идей 1860-х гг. Николай Федорович Бунаков (1837-1905) стоял за превращение народной школы в общенациональный институт воспитания и обучения. "Народная школа... должна стать не только всеобщей, но и обязательной... Ее задача – воспитывать детей к честной разумной жизни, не отрывая их от родного труда и родной среды. Ее задача - открыть детям путь и указать средства к самоусовершенствованию" .
   Среди тех, кто во второй половине XIX в. занимался вопросами образования и воспитания подрастающего поколения, особая роль принадлежит Льву Николаевичу Толстому (1828-1910).
   Деятельность на ниве народного просвещения составила заметный отрезок жизни великого русского писателя и философа. Эта деятельность сложилась из нескольких этапов: 1859-1861 гг., 1861-1862 гг., 1872-1874 гг. и два последних десятилетия жизни. В течение 1859-1862 гг. Толстой заботится об учрежденной им школе для крестьянских детей, основывает филантропическое общество народного образования, изучает опыт российской и западноевропейской школы, ведет педагогические исследования. На протяжении 1872-1874 гг. Толстой, вновь обратившись к вопросам просвещения, пишет учебники для начальной школы, участвует в деятельности Московского общества грамотности, подготовке учителей для народной школы. В это время и в дальнейшем Толстой, исходя из идей "свободного воспитания", вносил в них коррективы в соответствии со своими социально-философскими воззрениями.
   Открывая в 1859 г. в Ясной Поляне школу для крестьянских детей, Толстой полагал, что его общественный долг -нести крестьянам просвещение. Он видел себя барином, которому следует поделиться с крестьянами образованием, которое он имел сам: "Нам нужно Марфутку и Тараску выучить хотя бы немножечко тому, что мы сами знаем".
   Спустя два года педагогические взгляды Толстого резко изменились. После поездки за границу, размышлений над педагогическим опытом Запада, Толстой обратился к руссоистским идеям "свободного воспитания". Он исходил из того, что отечественная школа нуждается в реформировании, при котором будут подчеркнуты ее национальные особенности и учтены социальные перемены: " Прекрасная школа для степной русской деревни... будет плоха для парижанина, и самая лучшая школа XVIII в. будет самой дурной школой в настоящее время".
   Толстовское понимание своеобразия русской начальной школы для крестьян постепенно расходилось со взглядами реформаторов-шестидесятников. В начале 1860-х гг. Толстой признавал целесообразным включать в программу народной школы, помимо счета, письма и религии, также историю, географию, рисование, черчение, пение. Позже однако он склоняется к мысли о необходимости ограничить программу народной школы грамотой и счетом ("и ничего, кроме этого"). Эта мысль возникла из убеждения, к которому пришел Толстой: образование крестьян должно соответствовать их естественной патриархальной жизни, идеалы которой противоположны детищу цивилизации - развитой системе школьного образования.
   Главный пункт педагогической концепции Толстого - идея "свободного воспитания". Свои взгляды он изложил в ряде статей, помещенных в журнале "Ясная Поляна". Вслед за Руссо Толстой высказывал убеждение в совершенстве детской природы, которой воспитание лишь вредит ("здоровый ребенок родится на свет, вполне удовлетворяя... требованиям безусловной гармонии"; "воспитание портит, а не исправляет человека"). Он утверждал, что воспитание есть прежде всего саморазвитие. Задача воспитателей - оберегать гармонию, которой человек обладает от рождения. Надо предоставить ребенку максимальную свободу, покончив с традиционным стилем принуждения и наказания. Скудные плоды регулярного образования представляют куда меньшую ценность, чем самообразование. Учитель не должен руководить нравственным воспитанием учащихся: "Критериум педагогики есть только один – свобода". Идеальную школу Толстой представлял себе как свободное содружество, где одни сообщают знания, а другие свободно воспринимают их. Таким образом, функция школы - свободное обучение. Лучшая школа такая, где детям предоставлена свобода учиться или не учиться.
   Но толстовское понимание "свободного воспитания" существенно отличается от руссоистского. Русский мыслитель видел свободу не в воспитании вне цивилизации, а напротив, -в условиях общественной свободной жизни. Именно так он попытался организовать деятельность школы в Ясной поляне.
   С начала 1870-х гг. в педагогических суждениях Толстого появился диссонанс с идеями "свободного воспитания". Он отказывается от ряда прежних оценок функций школьного образования. Если ранее Толстой полагал, что школа должна осуществлять лишь задачи обучения, то теперь приходит к выводу, что учителю следует не только учить, но и воспитывать. Он допускает исключение из правил "свободного воспитания", когда говорит о роли религии в нравственном становлении человека. Толстой признает религию как "единственно законное и разумное основание воспитания".
   В дидактических указаниях Толстого выдвинут принцип учета особенностей ребенка и его интересов. Критикуя традиционное образование за пренебрежение этим принципом, Толстой писал: " Учитель всегда невольно стремится к тому, чтобы выбрать для себя удобный способ преподавания. Чем способ преподавания удобнее для учителя, тем он неудобнее для учеников. Только тот способ преподавания верен, которым довольны ученики". В "Азбуке" он развивает свою мысль, подчеркивая, что с учащимися не следует говорить о предметах хорошо знакомых, поскольку это убивает у них интерес. Он советует меньше прибегать в преподавании к абстракциям, которые также снижают мотивацию обучения, и чаще обращаться к жизненному опыту ребенка.
   Попытку осуществить свои педагогические замыслы Л.Н. Толстой предпринял в Яснополянской школе. Он организовал школу на основах любви к детям, веры в их творческие способности, отсутствия давления на личность ребенка. Занятия в школе были построены так, чтобы учение стало для детей радостным и желанным, пробуждало любознательность, самостоятельность мышления и глубину чувств. В радостях и веселье, в скорых успехах крестьянские дети тесно сблизились с Толстым. Он учил детей и одновременно учился у них выражать непроизвольное естественное движение мысли и чувств.
   В Яснополянской школе домашние уроки не задавались. Ученик шел в школу, неся "только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так же, как вчера". Выговоров ученикам за опоздание не делали, да они, впрочем, почти никогда и не опаздывали. Традиционные уроки были заменены увлекательными образными художественными рассказами учителя, индивидуальными и совместными творческими сочинениями учащихся, оживленными беседами.
   Вот как описывает Толстой начало учебного дня в своей школе: "Учитель приходит в комнату, а на полу лежат и пищат ребята... "Петр Михайлович! - кричит снизу кучи голос входядцему учителю, - вели им бросить". "Здравствуй, Петр Михайлович!" - кричат другие, продолжая свою возню. Учитель берет книжку, раздает тем, которые с ним пошли к шкапу; из кучи на полу верхние, лежа, требуют книжку. Куча понемногу уменьшается".
   В школе царил "свободный беспорядок". Расписание было, но не соблюдалось. Ученик был вправе не приходить на занятия и не слушать учителя. В свою очередь преподаватель был волен не пускать ученика в класс. Порядок и программу обучения согласовывали с детьми. Учителя составляли недельный план по школьным предметам (чтение, письмо, чистописание, грамматика, священная история, русская история, математика, беседы по естественным наукам, рисование, черчение, пение). Планы также могли корректироваться по желанию учеников. Например, их любимым занятием было сочинение стихов. Занятия шли по утрам и вечерам, 7-8 часов. Они строились в форме свободных бесед учителя с учениками.
   Небольшой коллектив учителей работал дружно и согласованно.
   Сам Толстой преподавал в старшем классе математику и историю, проводил физические эксперименты.
   Яснополянская школа добивалась прекрасных результатов. В три месяца дети приобретали умение бойко читать. Ученики не знали страха перед учителем. Если кто-либо делал особые успехи, учитель от избытка чувств мог подхватить отличившегося под мышки и посадить на шкаф. На переменах учитель катался с ребятами на коньках, вертелся на турнике. Ребят звали шутливыми кличками: "Васька-карапуз", "Мурзик", "Обожженное ушко" и пр. На уроках поддерживался дух равноправия. Учитель, например, мог попросить ребят написать рассказ по пословице, а те ему в ответ говорили: "А ты сам попробуй напиши",- и учитель принимался писать.

Вопросы и задания

   1. Расскажите о школьных реформах России 1860-х гг.
   2. Почему можно говорить как о реакционной о школьной политике 1866-1890-х гг.?
   3. Расскажите о радикальных представителях отечественной педагогики второй половины XIX в.: Д.И. Писареве, Н.Г. Чернышевском и Н. А. Добролюбове.
   4. Охарактеризуйте работу Н.И. Пирогова "Вопросы жизни" и его педагогическую деятельность.
   5. Проанализируйте педагогические взгляды К. Д. Ушинского и его последователей во второй половине XIX в.
   6. Расскажите об эволюции педагогических взглядов и просветительской деятельности Л.Н. Толстого.

Литература

   Алексюк А.Н., Савенок Г.Г. Педагогические взгляды Н.И. Пирогова // Пирогов Н.И. Избр. пед. соч. - М., 1985. - С. 6-28.
   Антология педагогической мысли России второй половины XIX в. - М., 1990.
   Добролюбов Н.А. Избр. пед. соч. - М., 1986.
   Козьмин В.Ф. Педагогические идеи Н.А. Добролюбова //Добролюбов Н.А. Избр. пед. соч. - М., 1988. - С. 6-18.
   Лордкипанидзе Д.О., Днепров Э.Д. Педагогическое наследие К. Д. Ушинского // Ушинский К. Д. Избр. пед. соч. - М., 1974. - Т. 2. - С. 365-413.
   Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. – М., 1976.
   Пирогов Н.И. Избр. пед. соч. - М., 1985.
   Плеханов А.В. Революционно-демократическая педагогика Н.Г. Чернышевского// Чернышевский Н.Г. Избр. пед. соч. - М., 1983. - С. 7-23.
   Смирнов В.З. Реформа начальной и средней школы в 60-х гг. XIX в. – М., 1954.
   Толстой Л.Н. Пед. соч. - М., 1989.
   Ушинский К.Д. Пед. соч.: В 2-х т. - М., 1974.
   Хрестоматия по истории школы и педагогики в России. - М., 1986. - Раздел III.
   Чернышевский Н. Г. Избр. пед. соч. - М., 1983.
   Шаталов А. А. Проблемы народной школы в педагогике Л.Н. Толстого. - М., 1995.

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...