Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (История образования и педагогической мысли) (Латышина Д.И.) arrow § 1. Влияние на воспитание детей уклада семейной жизни и общественного быта
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
§ 1. Влияние на воспитание детей уклада семейной жизни и общественного быта

§ 1. Влияние на воспитание детей уклада семейной жизни и общественного быта

   Выявить характер семейного воспитания можно, лишь зная те социальные и бытовые условия, в которых проходила жизнь ребенка, проследив особенности взаимоотношений окружающих его людей. Поэтому анализ семейного воспитания предварим рассмотрением этих вопросов.
   Крестьянский быт
   Бытовые условия проживания людей наложили свой отпечаток на систему культурных ценностей, в том числе и на воспитание подрастающего поколения.
   Под бытом принято понимать уклад повседневной жизни и систему внутрисемейных отношений, причем у различных социальных групп в городе и деревне сложились различные формы быта.
   Бытовые условия. Рассмотрим прежде всего те особенности, которые определили крестьянский быт.
   Так описывает жилища крестьян (в XVI—XVII вв.) Н.И. Костомаров: «У простолюдинов избы были черные, т.е. без труб, дым выходил в маленькое окно; при избах были пристройки... В этом пространстве жил бедный русский мужик со своими курами, свиньями, телками среди невыносимой вони. Печь служила логовищем целому семейству; а от печи по верху под потолок приделывались полати».
   Изба с низкими потолками и таким же дверями — это основной тип жилища. Маленькие окна, закрывавшиеся рамкой с натяжным бычьим пузырем (оконное стекло начало распространяться лишь с XIX в.) пропускало мало света; печь не имела дымохода.
   В избе готовили пищу, спали, пряли, ткали, занимались домашними работами, здесь же почти всю зиму держали коз, телят и поросят.
   Большое место в помещении занимала глинобитная печь, служившая для отопления, приготовления пищи и для сна. По диагонали от нее находился красный (святой) угол, где стоял стол и висели иконы. Вдоль стены укреплялись лавки, а за боковой стеной над лавкой — полати, где также спали и хранили вещи. В избе, размером в 16—20 м2 проходила жизнь семьи, которая могла состоять из 7—8, а часто и 15—20 человек.
   Скученность, тесноту, антисанитарные условия в избе, куда почти не проникали свет и свежий воздух, можно было обнаружить во многих крестьянских жилищах даже в начале XX в. В этих условиях почти всю зиму находились дети; неудивительно поэтому, что велика была детская смертность.
   Значительно лучше жили крестьяне на севере России и в Сибири, где жилища были просторными и дворы включали разные постройки.
   В помещичьих и боярских усадьбах, как правило, большой дом имел парадные комнаты, личные хоромы хозяина, покои его жены и т.п., но в то же время немало имелось помещичьих усадеб, в которых дворянское жилище мало чем отличалось от типичного крестьянского.
   В таких условиях проходила жизнь крестьянской семьи, где росли и воспитывались дети.
   Состав семьи и взаимоотношения ее членов
   Нравственное и материальное благополучие человека определялось семьей, обеспечивавшей важнейшую функцию — воспитания детей и сохранения преемственности поколений. Передача жизненного опыта молодым, сохранение традиционного уклада жизни, культуры, освоение ребенком нравственных устоев осуществлялись прежде всего в семье.
   Основными типами русской семьи в различные исторические периоды были: простые, малые (родители — дети); сложные, неразделенные состояли из 2—4 поколений. Уже в Древней Руси и далее в XV— XVII вв. существовала малая семья. В среднерусской и южнорусской полосе, в Сибири даже в XVIII—XIX вв. часто встречались неразделенные семьи.
   Мужчины в доме. Классическая семья состояла обычно из деда, сыновей, внуков, правнуков, во главе которой стоял большое; эта роль передавалась от отца к сыну. Старший по возрасту мужчина управлял всей жизнью и хозяйством семьи. В отсутствие отца его обязанности исполнял старший сын, потому-то он и обладал большими правами в сравнении с остальными детьми. Лишь в конце XIX в. семьи стали часто выделяться из большого коллектива, совместное проживание семей братьев было уже редким явлением.
   Хозяин, большак нес основную тяжесть сельскохозяйственных работ, строительства — «всякий дом хозяином держится». Большак собирал на семейный совет всю семью; в присутствии детей решались важные хозяйственные дела, такие как выбор культуры для сева, покупка, продажа вещей, а также женитьба сыновей и пр. Наибольший вес в решении семейных вопросов имели старшие, а дети получали наглядный урок совместного и ладного обсуждения дел и почтения к старшим.
   Вообще вся культура поведения строилась на принципе почтительного отношения к мужчинам и старшим. Даже изба имела свою половину для мужчин и отдельно — для женщин с детьми. В переднем углу под образами за столом всегда садились старшие мужчины семьи и почетные гости — мужчины.
   Женщины в семье. Распределением домашних работ среди женской части семьи — дочерей, снох, вдов, солдаток, живших в доме, — руководила болыиуха (старшуха) — жена большака, т.е. мать и свекровь. Она не только определяла, кто чем займется, давала конкретные указания по делам, контролировала и осуществляла выполнение («выговаривала» в случае нерадивости), но и сама выполняла много работы по хозяйству.
   На старших в семье лежали и определенные обязанности религиозного характера: так, большак читал молитвы перед общей едой, большуха — перед тем, как начинали выполнять общие женские работы.
   Женщины в крестьянской семье были на разном положении и имели неодинаковые права, например хозяйка и многодетные невестки имели большие права при обсуждении общих дел, вели себя свободно. Но они должны были быть сдержанными и относиться почтительно по отношению к мужчинам семьи. В приниженном положении оказывались молодые невестки. Им нужно было повиноваться не только своим мужьям, но и всем старшим родственникам, на них возлагались все домашние работы. Но в то же время старшие в семье старались вводить вчерашнюю девушку в новую роль жены и невестки постепенно. «Молодуха» до рождения первенца могла ходить на хороводы, гулянья, но этих поблажек она лишалась, как только появлялся ребенок. С этого времени она надолго попадала полностью в подчиненное положение.
   Порою возникали конфликты между родителями и «молодыми», которые могли заканчиваться семейным разделом — молодые самовольно или с согласия родителей строили отдельный дом и образовывали отдельную семью.
   На особом положении до замужества в крестьянской семье находились девушки. Они были более свободными в выборе одежды, причесок. Так, девушка могла ходить простоволосой, с одной косой, украшать голову лентой. (В то время как замужняя женщина обязана была покрывать голову Платком или носить чепец, кокошник, появление ее простоволосой считалось безнравственным.) Девушек освобождали от многих домашних работ, если в семье были невестки, но они обязательно трудились в поле. Им разрешалось много времени проводить в других деревнях. Все это делалось с целью найти будущего жениха,
   Если в семье было две непросватанные девушки, то младшая сестра не должна была проявлять особую активность в гуляньях и хороводах, а если в дом приходили молодые люди, ее вообще выпроваживали из избы. Младшая должна была ждать своей очереди, пока старшая не выйдет замуж, в случае же если младшую просватали раньше, это считалось позором для семьи.
   Почтением, особым уважением была окружена в крестьянской трудовой семье мать, что закреплено обычаем повседневного поведения. Такое отношение было важным элементом нравственного воспитания и оно закладывалось с самого раннего детства. «Муж голова, жена душа» (семьи) — так в народе определили роли супругов в семейной жизни. Ответственность, заботливость мужа по отношению к жене выразились и в пословице: «Хоть крест с шеи продай, а жену корми». Во многих семьях отец, поддерживая авторитет матери, обращался к ней по имени-отчеству, называя «хозяюшкой», «матушкой», «премноголюбезной и предра- жайшей», «чести и фамилии хранительницей». Были, конечно, примеры и другого рода, однако давний обычай закрепил уважительные отношения супругов. Мать показывала детям личный пример любви к ним, повседневной заботы, нежности и ласки. В свою очередь, в старости она могла рассчитывать на уважение и уход со стороны детей. Если же взрослые забывали о своем долге перед матерью, на ее защиту становилось общество, требовавшее наказания для них.
   Строгостью отличалось отношение главы семьи к домочадцам, к жене и детям, такой стиль предписывала и церковь. Даже взрослые сыновья не смели ослушаться родителей, даже слабохарактерного отца дети уважали и слушались.
   Особыми были отношения зятя и тещи, отличавшиеся уважительностью, вниманием. Зять постоянно навещал с подарками родителей жены, помогал им в хозяйственных делах. Это в городском фольклоре отражено насмешливое отношение к данной родственной паре, в крестьянской же среде — свой ритуал.
   Отметим и еще одну особенность крестьянской семьи — широкий круг ее родства; нередко все жители деревни состояли в родственных отношениях. Увеличивался этот круг и благодаря «духовному» родству: имелись крестовъш братья и сестры, т.е. те, кто, обменявшись нательными крестами, обязывались помогать друг другу всю жизнь. Крестовые братья становились как родные, а к их отношениям общество было строже, чем к отношениям кровных родственников. Побратимство было частым явлением при переселениях: русские поселенцы, придя на новые места, братались с аборигенами и тем самым крепили дружеское расположение к себе. Побратимство можно было встретить в бурлацких артелях. Заболевшего работника обычно бросали по пути, но если у него был побратим, он заботился и ухаживал за больным.
   Крестные родители (кумовья) имели свои обязанности перед крестником, отвечали за его поступки так же, как и родные отец с матерью.
   Независимо от численности членов семьи существовало половозрастное распределение обязанностей. Мужчины выполняли все тяжелые работы: заготовка дров и кормов для скота, уход за рабочим скотом, строительство, пахота, сев.
   Уход за землей, выращивание- урожая — дело трудоемкое, требовало больших знаний, сноровки, интуиции. Приходилось 2—3 раза пахать землю сохой; потом шло боронование. Весной нужно было угадать срок ярового сева. К севу, что и неудивительно, относились очень серьезно и готовились к нему особо — накануне мылись в бане, чтобы хлеб уродился чистым; на пашню выходили в чистой белой рубахе.
   В зимнее время мужчины возили из лесу бревна, чинили сани, телеги, бороны, плели корзины, охотились.
   Женской работой считались уход за скотиной и птицей, высаживание овощей и уход за ними; полевые работы, заготовки летом трав, веников; женщины топили печи, доили коров, а также жали хлеб, вязали снопы, дергали лен и коноплю. А главным делом было ведение домашнего хозяйства и воспитание детей.
   Во время жатвы и сенокоса все объединялись: женщины, мужчины, дети: жали, вязали снопы, косили траву, ворошили ее граблями и т.п.
   В семье дети не только осваивали свои будущие трудовые обязанности, овладевая практическими умениями, но и осознавали свои функции в будущей взрослой жизни. Девочка перенимала у матери стиль ее поведения в семье, училась строить свои взаимоотношения с другими членами семьи, признавая безусловный авторитет мужчины — главы семьи. Врожденный инстинкт материнства развивался благодаря постоянной практике участия в воспитании детей: няньчаньи, приглядывании за младшими. Уже с раннего детства девочка начинала заботиться о своей будущей семейной жизни, готовя себе приданое — пряла, ткала, вышивала. Общество ценило в девушках смирение, доброту, хозяйственность, трудолюбие, здоровье; этому идеалу она старалась соответствовать.
   Мальчик также начинал осознавать свою будущую ответственность за семью, включаясь в различного рода трудовую деятельность и также постепенно входя в сложившуюся систему взаимоотношений. Достоинствами юноши были ловкость, сила, трезвенность, трудолюбие — те ориентиры, к которым он стремился.
   С детства дети знали, что их семейное будущее определяется родителями, роль которых в их браке была велика. Родительский выбор считался в этом неоспоримым и молодые подчинялись ему. Известны были и те условия, которые учитывались при выборе жениха или невесты родителями: материальное положение семьи, отношения будущих жениха или невесты к труду, количество приданого у невесты, которое полагалось иметь обязательно. С малолетства девочке в семье готовили утварь, одежду для приданого и, как известно, сама будущая невеста принимала в этом активное участие.
   Родительская семья, таким образом, служила для детей прообразом их будущего жизненного устройства.
   Отметим и еще одну важную сторону крестьянской семьи — ее особый микроклимат. Само упоминание о родительском доме сразу вызывает у каждого человека теплые и добрые чувства, потому что исстари в семье господствовали любовь и душевность, доброжелательность и терпимость, гостеприимство и чуткость к душевному состоянию других; в семье находили утешение при невзгодах. О тихом, добром уюте дома можно судить и по народной лексике, в которой встречается много уменьшительно-ласкательных имен и названий предметов и явлений (утречко, водичка, курочка, котенька, котик, миленький, кровиночка моя). Детей ласково называли Ванюшами, Анютами, Дуняшами. «Жизнь по сердцу, а не по правилам» (Лосский Н.О.) отличалась открытостью души, отсутствием внешних условностей и в то же время деликатностью.
   Ощущал это тепло даже чужой, странник, попадая в незнакомую семью. Его здесь кормили, чем могли, участливо и терпеливо выслушивали его жалобы на тяготы жизни, искренне сострадали ему; хотя в это время у хозяев могли быть поводы и для более радостного настроения, они переключались на эмоции гостя. Доброта русского человека, как замечает Лосский, побуждала его иногда ко лжи, только чтобы не обидеть собеседника, не нарушить мир и добрые отношения.
   Простота, прямота, бесхитростность были характерны во взаимоотношениях членов семейного коллектива, так же как радушие и гостеприимство. Поэтому и считали, что «родная избушка и плоха, да мила».
   Вместе с тем во взаимоотношениях между членами семьи редкими были внешние проявления эмоций: публичных признаний и проявлений любви между супругами, между всемг взрослыми членами семьи, чуждыми были гонор, поза.
   Муж и жена не могли идти рядом по улице деревни, даже беседовать в общественных местах. В некоторых местностях за общий стол не садились невестки со своими детьми, а трапезничали на кухонной половине.
   Отношении с детьми: В отношениях с детьми родители прибегали не только к ласке, но и к наказаниям за проступки. Причем пока ребенок был мал, его чаще всего не наказывали, а пугали. «Смотри, встретишь лесо- вого, видел я его раз, ростом он с березу, а глазища мутные, борода белая, не дай бог его встретить», — так говорили загулявшемуся до позднего вечера ребенку. Или: «Сел за стол с грязными руками, тут же к тебе пристроился бес. Он-то и смотрит, как бы схватить кусочек» и т.п.
   Становился ребенок старше — использовалось наказание. Это могли быть упреки матери, когда приходил в разорванной рубахе; строгое отчитывание за грязь в доме, порчу вещей; порка за неосторожное обращение с огнем. Плачущего, раскаивающегося ребенка старались простить. Доброжелательное, ласковое отношение к детям создавало у них ощущение защищенности.
   Кстати, необходимость строгих наказаний проповедовали авторы многочисленных «наставлений», «поучений», «притч о воспитании». Давались советы такого рода: «Любящий сына своего палки для него не пожалеет, чтобы страх Божий укоренился в нем», «Не оставляйте детей без наказания: если палкой побьешь — не умрет, а еще здоровее будет», «Наказывайте детей своих не только словом, но и побоями». И хотя прислушивались родители к таким советам, особенно потому, что их пропагандировала церковь, но в практике воспитания физическое наказание считалось крайней мерой, так как «ласковое слово пуще дубины».
   Строго придерживались в семье и правила не наказывать детей трудом, так как труд должен быть сопряжен с радостью, тогда и не будет в тягость.
   Таким образом, семья с ее бытом, традиционными взаимоотношениями была для ребенка прообразом своей будущей семьи, она определяла хозяйственные и нравственные устои, на которых держалась крестьянская жизнь.
   Общественный быт., его влияние на воспитание детей
   Община, мир, сход. В становлении ребенка как личности важна была роль окружающей его социальной среды, а именно: регулирование поведения человека на основе определенных нравственных норм обществом — ближайшими соседями, всем селением в целом.
   Сельской жизнью с древнейших времен (с X—XI вв.) руководила община. Она ненамеренно, но властно влияла на развитие определенных черт характера человека, учила его всем укладом своей жизни соблюдать определенные правила, вырабатывала навыки совместного проживания. Замкнутость деревенской жизни способствовала консервации выработанных веками жизненных установок. В эту атмосферу общественного быта погружался человек с малолетства, здесь проходила вся его жизнь. Посмотрим, как все это происходило и каким было влияние общества на личность.
   Крестьянская община объединяла отдельные хозяйства, ее жизнь контролировалась помещиком или государством — теми, кому принадлежала земля. Община, владея переданными ей в пользование землей, лесом и пастбищами, осуществляла раздел и передел участков между крестьянскими дворами, за которыми они закреплялись на основе потомственного землепользования. Частное владение землей крестьянами наблюдалось лишь на окраинах государства, в центре же — помещичья земля отдавалась во владение миру, общине.
   Каковы были функции общины? На ее сходах решались хозяйственные, административные, судебные, бытовые вопросы, но хозяйственные дела занимали основное место. Так, на сходе определялись сроки начала различных полевых работ, наем пастуха, починка дорог и др. Кроме того, здесь рассматривались и внутрисемейные конфликты, конфликты между соседями, назначались опекуны над сиротами и одинокими стариками.
   Как видим, крестьянский сход, мир выступал организатором общественных дел, регулятором взаимоотношений между хозяйствами, поколениями; он следил за соблюдением норм морали; это была и среда общения людей по определенным правилам. Сельский мир, объединяя людей, заставлял их подчиняться давно заведенным порядкам. Общественное поведение регулировало этические нормы.
   На сходе, куда приводили и детей, соблюдались свои обычаи, например предельно выраженное уважение к старшим по возрасту. Старики — главы семейств сидели, их мнение было решающим, молодые же мужчины стояли. Не принято было перебивать старших. Права голоса не имели женщины. Все эти «уроки» усваивали дети.
   Сход рассматривал, кроме хозяйственных нужд, и случаи, связанные со взаимоотношениями, поведением отдельных членов общины. При этом прибегали обычно к мирному решению конфликтов: убеждали, увещевали, уговаривали поссорившихся помириться, нросить прощения друг у друга, нарушителей заведенных порядков покаяться перед миром и исправиться, родителей, чьи дети в чем-то провинились, построже спрашивать с них. Не принято было такие увещевания игнорировать или противиться им, так как тогда сход мог использовать и другие меры воздействия — от штрафа до отдачи в солдаты или даже отправки в ссылку. Все это заранее было известно каждому общиннику, поэтому и предпочитали обходиться мирными решениями, не доводить дела до таких крайних мер. «Что миром положено, тому и быть так», «Мира никто не судит».
   Такое совместное решение дел на сходах положительно сказывалось на самих общинниках, так как давало возможность каждому из присутствующих стать соучастником общинной жизни, проявить свою мудрость и великодушие, ощутить себя зависимым от мира и в то же время защищенным им.
   Отмечая огромную роль, которую играла община в жизни деревни, можно заметить, что она не давала достаточных стимулов для развития творчества, ослабляла ответственность человека за собственное поведение, так как эту функцию брал на себя мир, затрудняла проявление собственных инициатив, так как многие полагались на опеку со стороны общины. Но при этом развивалась тяга к единению с другими, отзывчивость, готовность к самопожертвованию, миролюбие, стыдливость и справедливость.
   Характер взаимоотношений в общине и дети
   Открытость семейной жизни в деревне, благодаря которой многие события семейного характера становились достоянием всех, способствовала саморегулированию поведения сельчан, заботе о собственной репутации.
   Так как мнение мира для крестьянина значило очень много, он оберегал свою честь, стремился составлять о себе доброе мнение, старался так трудиться, чтобы не прослыть лентяем и мотом. Старался не идти на обман, на плутовство, на ложь, т.е. сам заботился о собственной репутации. Иначе становился объектом язвительных насмешек, получал обидные прозвища, закреплявшиеся за семьей на долгие годы.
   Благодаря общественному мнению поддерживались определенные взаимоотношения между поколениями. Одна из главных черт этих отношений — безусловное уважение старших: родителей, дедов; по устоявшимся нормам поведения, уважения были достойны не только родители, но и все старшие вообще. Дети обязаны были их во всем слушаться, а родителей своих опекать в старости и оказывать им почтение и повиновение. Обязательно полагалось почтительно поприветствовать старших при встрече; уступить место и не сидеть в присутствии старших; в семейном застолье старики сидели на почетном месте; нельзя перечить пожилым людям, а нужно терпеливо их выслушивать; просить прощения за свой проступок не только у родителей, но и у стариков общины на сходе и т.д. Дочь или сын вообще не имели права противоречить отцу. С жалобой на непокорность детей, если такое случалось, родители обращались к общине, и сход всегда без разбирательства принимал решение в пользу старших, наказывал детей.
   Наблюдая за поведением взрослых, ребенок с детства также был почтителен со старшими и потому в деревнях старики и больные чаще всего оказывались окруженными заботой и спокойно доживали свой век.
   Община считала себя обязанной проявлять заботу об одиноких стариках и детях-сиротах, определяя родственников, которым отдавала их на попечение. Могло быть и так, что каждая семья брала их к себе по очереди на определенный общиной срок, если не оказывалось родственников. Могли отдать сирот в состоятельные семьи и наблюдать за тем, как относятся к ним приемные родители. Так дети получали уроки милосердия, видели на практике, как можно проявить его, и сами совершали милосердные поступки.
   Отметим еще одну характерную черту народного сознания — особое проявление человеколюбия. Огромное число нищих и погорельцев издавна ходило с сумой за милостыней но селам и деревням, ведь недороды и пожары были нередкими на Руси. И в отношении к нищим проявлялось чувство, которое В.О. Ключевский назвал нищелюбием, особым проявлением человеколюбия. Целительная сила милостыни состояла не только в том, чтобы утереть слезы страдальцу, но и в том, чтобы самому пострадать с ним, пережить чувство человеколюбия. «В рай входят святой милостыней», — говорили в старину. «Нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается».
   Отсюда и утвердился взгляд на милостыню как на средство собственного духовного совершенства, как на один из главных способов нравственного самовоспитания народа. Любить ближнего это значило накормить голодного, напоить жаждущего, утешить несчастного и обогреть его сочувствием.
   Ежедневная, тысячерукая сострадательная милостыня смягчала человеческие сердца, приучая любить других людей, вызывала жалость и стремление облегчить участь страдающих. Это была постоянная школа человеколюбия, источником которого было сострадание, а целью — облегчение страдания и уничтожение нищеты. (Заметим при этом, что нерасчетливая благотворительность вскормила ремесло нищенства, стала источником праздности и человеческих пороков, примером которых стало множество тунеядцев, наводнивших городские мостовые и церковные паперти.)
   Из поколения в поколение передавалось сострадательное отношение к нуждающимся; ведь в такое положение мог попасть любой человек. Нередко бывало, что из-за того, что пала лошадь, сгорело сено, урожай на корню побил град, семейство оказывалось в нужде, и тогда старик с мальчиком, взяв суму, отправлялись по миру за милостыней, переходя из избы в избу, из деревни в деревню. Встречали страдальцев обычно с сочувствием и всячески старались обласкать и ободрить их.
   Последним куском хлеба делились даже небогатые крестьяне. А женщины, слушая рассказы путников об их страданиях, сочувствуя, бывало обливались слезами. Странников оставляли ночевать, если время шло к ночи: «Куда ты пойдешь на ночь глядя, ночуй — ночлега с собой не носят, вот вместе поужинаешь с нами, обночуешься, а утром и пойдешь с Богом». В редком доме отказывали прохожим, разве что побоится женщина, оставшаяся дома одна или те, у которых самим-то нечего было есть.
   Эта атмосфера сострадательности, готовности помочь любому, оказавшемуся в нужде, являлась для ребенка важным условием его нравственного становления. Так общество неосознанно подавало детям определенные образцы нравственного поведения.
   Отметим еще одну сторону общественных взаимоотношений.
   Благополучие семьи зависело во многом не только от общего климата, от трудолюбия ее членов, но и от объективных обстоятельств: непогоды и неурожая, несчастных случаев, болезней (поэтому всегда в деревне имелись люди бедные, бездомные, увечные, сироты). Общее отношение общины к ним было сострадательным, жалостливым; но были, особенно часто среди богатых крестьян, и люди равнодушные к чужому горю, о чем нам повествуют сказки, поговорки, пословицы.
   Взаимовыручка, взаимопомощь, взаимные услуги отличали многие соседские отношения: ведь добрые соседи могли прежде всех помочь в тяжелую пору облегчить жизнь. Дети не только наблюдали такие отношения, но сами вступали в них. Заболела одинокая соседка — мать отсылает своих дочек к ней: отнести пищу, прибрать в избе, истопить печь. Приходит и сама, поит больную отваром из целебных трав, сочувственно выслушивает ее жалобы и утешает.
   Приходили соседи на выручку, если у кого-то случался пожар: принимали к себе погорельцев на житье, помогали одеждой и вещами, хотя у самих-то всего этого было немного.
   Доброе соседство выражалось и в том, что широко бытовала готовность делиться друг с другом своими запасами: так, перед Пасхой с теми, у кого не было коровы, делились запасами творога, а осенью угощали яблоками тех, у кого не было своих. Пользовались взаимно инвентарем, утварью. Приглядеть за маленькими детьми, если нужно было отлучиться, тоже просили соседей, часто это поручалось соседской девочке постарше. Обращались друг к другу по хозяйственным делам: починить косу, подправить плетень, помочь погрузить бревна и т.п. Отказов в помощи не бывало, доброе соседство и ценилось прежде всего готовностью к взаимовыручке.
   Возникающие конфликты соседи старались разрешить мирно. Случалось, например, сосед по полю заезжал за межу и сеял на чужой полосе. Конфликт могли погасить так: виновный по обоюдному согласию уступал хозяину полосы часть посева, а могли договориться и так: «Ты посеял на моей полосе, я посею на твоей; сколько ты семян посеял на моей полосе, я отдам тебе, но работа твоя уж должна пропасть даром, потому что сам залез на чужую полосу».
   Многочисленные житейские случаи подавали детям пример добрососедских взаимоотношений, милосердия и сострадания. Ребенок был не сторонним наблюдателем поведения взрослых, но вовлекался родителями и обществом в совершение нравственных поступков.
   В свою очередь, родителям общество Меняло в обязанность воспитание детей в духе нравственности. Особо следовало заботиться о воспитании девушки, для которой незапятнанная честь считалась важнейшим достоинством. Потеря невинности до брака считалась большим грехом, а беременность девушки — высшей степенью позора и бесчестья. Поэтому обществом осуждались добрачные связи, а к девушке переступившей порог нравственных требований, относились с пренебрежением, и ей трудно было рассчитывать на замужество, «порченая девка» могла быть сосватана только бедняку или вдовцу. Девушку могли обвинить в грехе, прибегая при этом к таким способам: вымазать дегтем ворота, поднять ей подол, подрезать косу. Ворота, вымазанные дегтем, — это позор для всей семьи, после этого девушку высмеивали, оскорбляли, презирали.
   Но если обвинение было ложно, девушка могла снять с себя позор, обратившись к сходу. Тогда на сходе, где обязаны были присутствовать все парни, она выходила перед всеми и вызывала оскорбителя: «Кто меня обесчестил, выходи ко мне и обвиняй меня!» Девушка удалялась с женщиной, которую заранее назначали, она осматривала ее и о результатах объявляла всем. Если обвинение было напрасным, участники сходки кланялись ей со словами: «Прости нас, ради Бога, ты не виновата». А она в свою очередь кланялась обществу: «Благодарим вас покорно за мое оправдание». После сходки оскорбления в адрес девушки порицались и с обидчика брался штраф, а родственники девушки расправлялись с ним по- своему со всеобщего одобрения.
   Все эти этические нормы демонстрировались перед детьми постоянно, и они усваивали их, ориентируясь на пример родителей, старших братьев и сестер. Такие наглядные уроки дополнялись различными назидательными историями, как будто происходившими на самом деле.
   Отметим и еще одну особенность общинного быта — ответственность за всех детей села или деревни.
   Каждый ребенок находился под приглядом любого взрослого, оказавшегося рядом, ему приходили на помощь, ободряли, оберегали. Но при нарушении общепринятых норм поведения строго спрашивали с ребенка, могли сделать ему замечание, отчитать, разъяснить, как нужно вести себя. Любой старший, остановив расшалившегося подростка, спрашивал его: «Ты чей будешь?» И так как в деревне все взрослые были известны друг другу, этот строгий вопрос останавливал мальчишку, он понимал, что своим поведением вредит репутации своей семьи. «Детей наказывай стыдом, а не грозою и бичом» — поучает пословица.
   С самого детства ребенок находился в атмосфере всеобщего порицания безнравственных поступков и приучался к соблюдению норм поведения. Так, в соответствии с христианской заповедью «не укради» греховным считалось посягательство на чужую собственность. Чтобы ребенок запомнил это правило, принято было маленьких детей сечь на меже, чтобы знали, где свое, где чужое.
   Обычно двери в селах не запирались на замки и запоры, так как редкими были случаи воровства, если же оно случалось, вся деревня занималась поисками вора. Если его ловили, устраивали самосуд, иногда избивая провинившегося до полусмерти. А не обнаружив вора, считали, что он все равно будет наказан Богом. С малолетства ребенок усваивал эти нравственные уроки. «Воровское стяжание не пойдет впрок». «Как вору ни воровать, а петли не миновать». Но тут же и горькая примета: «Алтынного вора вешают, а полтинного чествуют».
   Обществом порицалась леность, которую легко было увидеть у юноши и девушки на общественных работах, когда всем миром помогали возвести дом, сложить печь, дожать полосу во время жатвы; или на работе в своем хозяйстве и даже на посиделках: здесь и можно было подметить сноровку, умение работать быстро и хорошо или, наоборот, прослыть неумехой, ленивой. Язвительные шутки слышались в адрес последних, они не только получали обидные прозвища, но зарабатывали неважную репутацию, что сказыввалось и на замужестве и женитьбе. Ведь трудолюбие было одним из главных требований к будущим женихам или невестам.
   С малолетства девочка знала, что ее будущее зависит и от нее с;шой: если она расторопна, умеет работать, то будет в семье уважаема. «Веретеном оденусь, сохой укроюсь» — так выражалось и отношение к результатам своего труда. Рукоделие девушки было видно всем: это вязаные носки и рукавицы, шерсть для которых она пряла сама, наряды, сшитые и расшитые ею. Если у девушки к 15 годам было мало наткано полотна, в глазах общества она могла прослыть ленивой, «неряхой», что считалось позорным.
   Неопрятность, нечистоплотность девицы вызывали такое же порицание и осуждение, ведь они свидетельствовали о лени. Поэтому еще маленькую девочку запугивали: «Если плохо подметать пол, муж будет рябой», «Если сметать со стола рукой, муж будет лысым» и т.п.
   Отрок, юноша — будущий глава семьи, и его пригодность для этой роли также оценивалась обществом по готовности к труду, способности содержать благодаря ему жену, детей и престарелых родителй. К 18 годам парень считался полноценным крестьянином, если мог пахать и сеять — это самое сложное и ответственное дело, — мог заготовить сено для скота, построить дом, умел столярничать и многое другое. Он уже понимал, что «Кто пахать не ленится, у того и хлеб родится». К этому времени у юношей появлялась тяга к степенности, они старались усвоить манеру разговора мужиков.
   Но если парень ленив, то и на этот случай есть примета: «Если холостой много спит, наспит кривоглазую жену». И правда, кто из родителей захочет отдать дочь за ленивого?
   О достоинствах и недостатках молодых людей было известно всему селу, поэтому людская молва и ее мнение оказывали на юношество большое воздействие.
   Не только уроки доброты преподносила общественная жизнь ребенку, он наблюдал и случаи жестокости: таким бывало обращение некоторых мужей со своими женами, родителей с детьми, немало было примеров общественного неравенства и жестокого, бездушного отношения богатых к бедным, которым приходилось унижаться, заискивать перед богатыми.
   Таких случаев немало представлено в русской классической литературе, а в фольклоре отражено и отношение народа к ним. Видимо, неслучайными персонажами сказок стали злые мачехи и богатые мужики, нерадивые и плутоватые старшие сыновья и т.п.
   Какие из этих разных примеров оказывались для ребенка наиболее важными, зависело во многом от общей атмосферы семьи, но важным являлось и собственное отношение подростка, юноши к ним. Можно предположить, что вся система организованных и неорганизованных воспитательных воздействий сочеталась с процессом самовоспитания, роль которого в становлении личности в условиях жизни крестьянской общины становилась исключительно значимой. Большой опыт собственной практической деятельности во всех сферах жизни — труде, общественных делах, развлечениях, играх — оказывался решающим фактором самовоспитания.
   Церковь
   На сельскую жизнь большое влияние оказывала церковь, определяя нормы общественного и личного поведения людей. Она давала свои предписания о соблюдении требуемого отношения к постам, молитвам, иконам, возлагая особую ответственность в этом на старших членов семьи. Ею проводилось много религиозных праздников, большие крестные ходы. Церковь определяла и обязанности православных: жить по христианским правилам, посещать храм.
   Церковь обычно обслуживала несколько деревень; поэтому на службах встречались жители различных селений, родственники, друзья. В этом смысле здесь осуществлялись и светские цели сборов: церковная площадь становилась местом общественной жизни, сюда приходили задолго до начала службы и расходились не сразу.
   Такое общение вырабатывало и хорошие манеры и приучало быть опрятно одетым. Здесь узнавали новости, общались, присматривали женихов и невест.
   Крестный ход проводился по разным поводам: в честь военных побед, как моление об избавлении от эпидемии или о дожде во время засухи и др.; в них участвовали и взрослые, и дети.
   Церковь использовала и другие формы религиозно-нравственного воспитания, в частности, распространяла собственную литературу (правда, из-за неграмотности населения немногие ее читали). Деревенская Россия получала церковные сведения не из полных церковных книг, даже сельские священники, а не только полуграмотные крестьяне пользовались адаптированными, упрощенными изданиями «для народа».
   Обобщая все вышеизложенное, можно заключить, что под влиянием семейного и общественного быта закладывались основы человеческой личности, развивались ее нравственные установки, складывалась система межличностных отношений, вырабатывался взгляд на все окружающее. Здесь ребенок готовился к своей будущей взрослой роли, впитывая жизненные впечатления, приобретая свою неповторимую индивидуальность.

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...