Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (История образования и педагогической мысли) (Латышина Д.И.) arrow § 1. Воспитание детей в крестьянской семье
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
§ 1. Воспитание детей в крестьянской семье

§ 1. Воспитание детей в крестьянской семье

   Оно на протяжении веков менялось незначительно, сохраняя присущие ему особенности и в XVIII, и в XIX, и в начале XX в. Поэтому к той характеристике, которая была дана ему ранее, остается добавить некоторые детали. В воспитании детей многое осуществлялось непреднамеренно, в силу жизненных обстоятельств, традиций, примет.
   Так, в старину считали, что судьба ребенка зависела от того, какие предметы находились в комнате в момент его появления на свет: если, например, рабочие инструменты, то это означало, что новорожденный будет хорошим мастером; имело значение и то, тихо или шумно было в то время, когда рождался ребенок: если кругом тишина, то ребенок будет кротким и послушным. Чтобы ребенок вышел хорошим человеком, старались устроить благоприятную обстановку в момент его рождения; под подушку новорожденного клали хлеб и соль, считалось, что впоследствии они привлекут к нему богатства.
   Новорожденному ребенку мать отдавала всю свою любовь, делала для своего дитяти все, что подсказывали ее любовь и знания. Но многочисленные обязанности отвлекали ее от младенца, особенно в стадную пору. Летом только больные женщины освобождались от работы, матери же грудных детей трудились наравне со всеми другими членами семьи. Они забирали обычно своих детей с собой на поле и на время работы укладывали их в люльки, которые подвешивали к козлам и прикрывали пологом. Если были в семье большие дети 8—10 лет, то надзор за люлькой возлагался на них. Начинали нянчить и раньше — в 4—5 лет. Няньки должны были сообщать матери, когда ребенок проснется и станет плакать. Но малютка-няня, сама слабенькая, рано встав вместе с другими, часто не выдерживала и крепко засыпала на своем посту, утомленная летним зноем. Как бы ни было много работы, как бы ни палило солнце, мать забывала усталость, когда замечала, что ее долго не зовут к дорогой ей колыбельке, и шла к ребенку без зова.
   Первые годы жизни крестьянский ребенок мало бывал на свежем воздухе; его больше держали в избе, особенно зимой, из-за недостатка теплой одежды. Так как крестьянские избы были тесны, в них была одна комната, то врывавшийся через открытую дверь холодный воздух зимой быстро доходил до всех ее углов. Поэтому дети обычно ютились на печи. Там они играли, и там они спали...
   На печи детям приходилось сидеть в полумраке, ведь крестьянская изба с небольшими окошками освещалась слабо, а место на печи было наиболее темным. Ребятишкам доставляло большое удовольствие посидеть у окна — не только, вероятно, из-за интереса к тому, что делается на улице, но и просто из-за Потребности глаза к световым ощущениям. Однако и это удовольствие многие дети могли получить только украдкой: родители не позволяли им этого, опасаясь простуды.
   Одежды и обуви крестьянским детям на зимнее время совсем не заготовлялось; в глубокую осень и даже зимой они нередко бегали на дворе и на улице босыми. Вследствие плохого питания, сырости, недостатка свежего воздуха в избах дети часто болели. Болезнь обычно объяснялась «дурным глазом». Забота о больном ребенке целиком ложилась на мать, которая чаще всего обращалась к знахаркам.
   Чтобы ускорить физическое развитие детей, матери часто прибегали к преждевременным мерам. Так, лишь только мать замечала, что ребенок может самостоятельно переворачиваться с одного бока на другой, она начинала приучать его к сидению; когда ребенок начинал ползать, его заставляли стоять и ходить. Последствия такого ускорения естественного развития нередко оставались у человека на всю жизнь: он делался кривоногим или сутуловатым. Немало и других увечий бывало у детей в этом возрасте. Старшие дети всегда нянчили младших. Нередко няни 4—5 лет роняли ребенка, что вело к печальным последствиям.
   Мать, всегда занятая по хозяйству, не могла уделять много времени уходу за ребенком и часто предоставляла его самому себе. Как только ребенок начинал сидеть, мать сажала его на пол и он развлекался, как хотел, или выпускала его на улицу бегать с другими ребятишками, когда ребенок уже мог ходить.
   В деревнях часто можно было встретить на улице едва ступающего босыми ножками ребенка в одной коротенькой рубашонке. С корочкой хлеба в руке расхаживал он под окном избы, около которого сидела с работой мать, изредка на него поглядывая. Ребенок был спокойно занят своей игрой, иногда он силился отворять ворота, забавляясь их скрипом, не пугался, встретив корову, а, подняв какую-нибудь тоненькую хворостинку, даже старался прогнать ее. Крестьянский ребенок, предоставленный самому себе, рано развивался физически. Ему не мешали лазить сначала по бревнам, а потом по деревьям; он отправлялся к реке, если она была недалеко от избы, и спокойно входил в воду. Такая свобода, правда, подчас кончалась плохо: ребята не только расшибали себе лбы или ломали ноги, Но часто тонули.
   Но если мать была внимательна, если были в семье старшие ребятишки, чуобы поспеть в минуту опасности к маленькому, то ребенку удавалось благополучно вырасти, и он становился здоровым, румяным и широкоплечим. Девяти-десяти лет его можно было встретить одного в лесу, в поле, он ходил в соседнее село и возвращался иногда поздно ночью без всякого страха. Мать могла радоваться, глядя на такого сына.
   Посмотрим, как шло духовное воспитание детей в крестьянской среде.
   Родители знакомили ребенка с окружающими его предметами, объясняли ему название вещей и их назначение, но активность при этом почти всегда шла от ребенка: он спрашивал, а родители отвечали.
   В семьях, где были дедушка или бабушка, обычно духовное развитие детей шло быстрее. Между ними и детьми устанавливались с;тые близкие и крепкие отношения, основанные на любви. Старики передавали юным все лучшее, что сами приобрели за свой долгий век. Они охотно говорили с детьми о том, что их интересует, отвечали на их расспросы, учили молитвам, давали наставления о поведении, рассказывали сказки и жития святых — чаще всего Георгия Победоносца и Алексея Божьего человека, воплотивших в себе идеальные черты святости по народному сознанию; героизм, смирение и та Все природные явления объяснялись детям в связи с религиозными понятиями: Солнце — око Божье, дождь — слезы Бога, звезды — ангелы и души умерших людей. На вопрос ребенка, отчего огонь вверху сверкает (гром и молния), старики отвечали: «То Бог и Его ангел гоняются за сатаною и стреляют в него».
   Религиозное чувство у ребенка пробуждали очень рано. Еще когда он не умел говорить и разбираться в своих впечатлениях, мать, играя с ним, показывала на икону и говорила: «Боженька». Но к Боженьке у ребенка прежде всего развивалось чувство страха. Когда ребенок шалил, мать грозила: «Боженька накажет». Ребенок пугливо смотрел на икону и смирялся.
   Молиться ребенка приучали рано. Подражая матери или бабушке, он становился рядом с ней на колени, клал руку на лоб, нагибался, целовал пол. Если ребенок не хотел становиться на молитву, его принуждали к этому или заманивали к молитве разными мерами. Например, когда ребенок делал последний поклон, ему сзади бросали какой-нибудь гостинец и говорили, что это ему послал за его труды Бог.
   После утренней молитвы дети должны были пожелать родителям, бабушке и дедушке доброго утра и поцеловать у них руку. То же и после вечерних молитв.
   Когда ребенку исполнялось 7—8 лет, его начинали водить в церковь. Храм своей позолотой, свечами и простором производил на детей глубокое впечатление, так что, один раз побывав в церкви, они потом уже сами просили, чтобы их сводили туда. Передача детям религиозных знаний чаще всего велась матерями без системы, и ребенок больше учился на примере старших, чем получал разъяснения от них.
   Как только ребенок вставал на ноги, ему предоставлялась большая свобода и надзора за ним почти не существовало: крестьянские дети в большинстве своем росли на воле и под едва заметным руководством. На деревенской улице проводили они свое время с 2- до 9-летнего возраста без всякого присмотра взрослых. Они бессознательно воспринимали все, что происходило вокруг, и старались всему виденному подражать. Для всего детского российского крестьянского населения деревенская улица была в смысле развития и воспитания и семьей, и начальной школой нравственности.
   У родителей-крестьян было твердое убеждение, что детям недоступно понимание нравственных принципов, но когда они вырастут, они сами без постороннего руководства поймут «всё» и сами отойдут от худого дела.
   Специальных бесед с детьми на нравственные темы родители не вели, такие разговоры носили случайный характер и зависели от поводов, которые давали дети своим поведением. В крестьянской среде не существовало ясно осознаваемых идеалов и обдуманных средств нравственного воспитания. И все же детям в крестьянской семье внушались определенные религиозно-нравственные понятия. Внушалось детям главным образом почтение к родителям, старшим и всякого рода начальникам (поклоны при встречах). Внушалась необходимость молиться и соблюдать посты и праздники. Не помолившись, нельзя было садиться за стол, а равно и выходить из-за стола. К трудовому хлебу — за столом или вообще при еде — детям внушалось благоговейное чувство, а потому бросание хлебом, даже небрежное обращение с крошками считались просто преступлением. За столом нужно было быть серьезным и не болтать, особенно о непристойных предметах. Нищим отказывать считалось грехом, и за скупость Бог мог лишить благосостояния или наказать болезнью.
   В крестьянской семье существовало непреложное правило — жена обязана слушаться мужа, хорошая жена не должна поступать наперекор ему. Такие же отношения были между родителями и детьми. Почтение к родителям считалось залогом здоровой, долгой и счастливой жизни.
   Особенно большое влияние на детей имел отец, он был особенно уважаем детьми, и обычно авторитет его был высок. Отцы в крестьянских семьях держались от детей в отдалении. Дети видели в отцах благодетелей семьи, источник всего полезного, хорошего. Авторитет этот поддерживала и мать. Хотя отцы мало занимались с детьми, мальчики нередко привязывались к ним, и с шести лет начинали всюду сопровождать отца, стараясь помогать ему в работах по мере своих сил и подражать ему в поведении.
   В семьях, где родители не ладили между собой, условия нравственного воспитания детей, естественно, были неблагоприятны. Супруги часто ссорились друг с другом, и муж в таких случаях не только ругал жену, но и бил ее. Подобные зрелища оказывали плохое влияние на детей. К тому же мать шкала поддержки и сочувствия в своем тяжелом положении чаще всего у- своих детей. Она жаловалась на побои отца, говорила, какой он плохой человек, что его не стоит любить и т.п. Ребенок, таким образом, оказывался в положении судьи своих родителей, нередко теряя уважение и к отцу, и к матери.
   Одним из важных средств воспитания в крестьянской семье оставался труд. Каким бы трудом ребенок ни занимался, в нем рано пробуждалось чувство ответственности, вырабатывалась серьезность в отношении к делу и жизни вообще,
   На детские игры и развлечения родители обращали мало внимания. Маленьким детям крестьянки вешали над их колыбельками цветные платки, которыми забавлялся ребенок. Девочки играли в куклы, а мальчики — в лошадки. Если девочка хотела играть в лошадки, ей не давали, считая это предосудительным. Как и везде, крестьянские дети в своих играх подражали взрослым и копировали окружающую жизнь: обрабатывали хлеб, ухаживали за скотом, ездили на базар, пили водку и т.п. Из подвижных игр крестьянские дети любили игру в мяч, в шар, в снежки.
   «Крестьянский ребенок, таким образом, формировался под влиянием среды со всеми ее противоречиями: угнетенностью и беспечностью, состраданием и жестокостью, искренней религиозно-нравственной настроенностью и бедностью. Дети впитывали эту атмосферу с ее темными и светлыми сторонами. Поскольку среда была цельной и замкнутой, дети легко усваивали влияние и склад жизни старших поколений» .

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...