Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (История образования и педагогической мысли) (Латышина Д.И.) arrow § 2. Начальная школа
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
§ 2. Начальная школа

§ 2. Начальная школа

   Количество школ, предназначенных для народа, до 1861 г. было так незначительно, что крестьянское население и горожане низших сословий оставались почти поголовно безграмотными. Наиболее распространенными на селе были школы грамоты, где срок обучения длился 1—2 года. Их создавали сами крестьяне на свои средства. Учительствовали здесь грамотные дьячки местной церкви, отставные солдаты или бывшие дворовые. Не было для них школьных учебников и пособий, не говоря уж о школьной мебели. Часто не было и специального помещения, а учителя жили и занимались по очереди в избах у родителей учеников. Но эти школы оказались живучими, в некоторых местах их можно было встретить еще и в XX в.
   Обучение детей крепостных крестьян целиком зависело от лиц и учреждений, которым принадлежали отцы и матери детей и сами дети. Если помещик хотел, он устраивал школу для детей своих крепостных, а если не желал, никто его принудить сделать это не мог.
   С 60-х гг. постепенно в области начального образования обстановка изменяется. Появляются новые типы школ, преобразуются существующие, устанавливается контроль за ними, назначаются лица, обязанные заниматься народной школой.
   По Уставу 1864 г. общее наблюдение за ходом и направлением первоначального обучения в губернии было предоставлено губернатору. Попечители учебных округов, директора и инспектора народных училищ — это местные представители Министерства народного просвещения.
   Как отмечалось выше, начальная школа в России в конце XIX в. являлась многошинной. В стране действовало несколько десятков типов начальных учебных заведений, имевших различные уставы и программы, уровень преподавания и образовательный ценз учителей, ведомственную принадлежность.
   Министерские училища
   В число министерских училищ (школ) в начале XX в. входили приходские, городские и земские начальные школы и различные национальные школы народов России.
   В 70-х гг. появились так называемые образцовые министерские начальные школы, одноклассные (3 года обучения) и двухклассные (5 лет обучения) с продолжительностью учебного года не менее 6 месяцев. Важнейшим условием их открытия в той или иной местности являлось обязательство местных земств, сельских обществ, частных лиц или иных учредителей обеспечить училище участком земли — не менее одной десятины, прислугой (сторожем), устроить или нанять помещение для учителей, содержать их, а также выделять средства на учебные пособия и принадлежности. Министерством на содержание этих училищ выделялись ничтожные суммы. Училища могли открываться и содержаться исключительно на местные средства, но школы оставались министерскими, т.е. целиком подчинялись школьной администрации — дирекции и инспекторам народных училищ. Обязательными предметами преподавания в начальных школах являлись — в одноклассных училищах: Закон Божий, церковно-славянская грамота, русский язык с чистописанием, арифметика. В двухклассных добавлялись история, география, естествоведение, церковное пение, черчение. Иногда могли вводиться дополнительные занятия по гимнастике, ремеслам и мастерству для мальчиков и рукоделию для девочек.
   На каждое одноклассное училище полагались один учитель на 2—3 отделения и один законоучитель (священник). Преподавательский персонал двухклассных училищ состоял из двух учителей и одного законоучителя. Кроме того, в некоторых школах могли вводиться должности помощников учителя. Как правило, такими помощниками становились выпускники двухлассных училищ, оставляемые при школах для подготовки к поступлению в учительскую семинарию.
   Основным типом начальной школы в городах было городское училище (по положению 1872 г.). Содержателями городских училищ выступали правительство, земские, городские органы самоуправления, частные лица. В городских училищах, содержавшихся на средства казны, с учащихся взималась сравнительно небольшая (от 2 до 20 руб. в год) плата за обучение.
   Вначале городские училища были одноклассными и многоклассными (до 6 классов) с шестилетним курсом обучения. Большинство из них составляли трехклассные (6 лет обучения) городские училища. В наиболее распространенном типе городских училищ — трехклассном — было три учителя на 6 отделений, в четырехклассном — 4, в пятиклассном — 5 (на те же 6 отделений). Это вынуждало учителей трехклассных училищ в каждом отделении проводить только получасовые уроки, задавая детям на остальные полчаса самостоятельную письменную работу. В двухклассных училищах дело обстояло еще сложнее, так как один учитель работал с четырьмя младшими отделениями, а второй — с двумя старшими. При такой организации учебного процесса на работу под руководством учителя в каждом из 4 младших отделений приходилась лишь 1/4 часа, остальное же время дети занимались самостоятельно.
   Впоследствии городские училища стали преобразовыватьс.я в высшие начальные училища. В них предусматривался четырехгодичный курс обучения на базе одноклассного начального училища.
   Особую группу начальных училищ составляли учебные заведения, действовавшие в казачьих войсках. Их создавало казачество на свои средства.
   Из одиннадцати казачьих войск наиболее успешно образование было организовано в Оренбургском казачьем войске. Здесь было установлено обязательное обучение грамоте всех детей (мальчиков 8—14 лет и девочек 9—15 лет). Курс обучения в войсковых начальных школах 5—6 лет. Изучались Закон Божий, чтение, письмо, 4 действия арифметики, гимнастика, церковное пение, фронтовое обучение мальчиков. В начале XX в. программа была расширена и приближалась к программам прогимназий и высших начальных училищ.
   Работа учителей здесь считалась действительной военной службой. Общее попечение о начальном образовании в войсках принадлежало атаману войска. В 1911 г. в целом по стране действовало 1002 войсковые школы.
   В ведении Министерства народного просвещения также находились частные школы. Они делились на 3 разряда: первый (высший) — шестиклассные, второй — трехклассные, третий — одноклассные и двухклассные училища. Учебные планы и программы таких школ утверждались попечителями учебных округов. Выбор же учебных предметов предоставлялся учредителям школ. В числе обязательных учебных предметов были Закон Божий и русский язык. Там, где преподавались история и география, обязательным являлось преподавание русской истории и географии.
   Учебные заведения Святейшего Синода — церковно-приходские школы и школы грамоты
   Они тоже были одночастными и двухклассными, последние встречались крайне редко. В одноклассных школах курс обучения составлял 3, в двухклассных — 4 года; в школах грамоты — 2 года. Право открытия церковно-приходских школ имели приходские священники с разрешения епархиального архиерея. Согласно «Положению о церковных школах ведомства православного исповедания» (принятого в 1902 г.), целью этих школ было распространение в народе образования в духе православной веры и церкви.
   В церковно-приходских школах преподавались: Закон Божий (изучение молитв, Священной истории, объяснение богослужения, краткий катехизис), церковное пение, чтение книг церковной и гражданской печати и письмо, начальные арифметические сведения. Учителями церковноприходских школ являлись местные священники и другие члены причта, а также специально назначенные учителя, Предпочтение при этом отдавалось тем учителям, которые получили образование в духовных учебных заведениях и женских епархиальных училищах.
   По уровню общеобразовтельной подготовки учащихся, оснащению пособиями, школьным оборудованием церковные школы значительно уступали земским. Наиболее низким был уровень в школах грамоты.
   Учебные планы и программы школ утверждались Святейшим Синодом. Программы церковно-приходских школ, не говоря уже о школах грамоты, еще меньше, чем министерские программы, давали материал для расширения кругозора учащихся и развития инициативы педагогов. Церковно-славянская грамота рассматривалась в них как предмет, примыкающий к Закону Божиему, и «как ближайшее пособие для него». В объяснительной записке к программе по русскому языку подчеркивалось, что учитель при объяснительном чтении не должен задаваться «побочными целями», например сообщением учащимся сведений из окружающего мира.
   Главное внимание в церковно-приходских училищах уделялось выучиванию молитв и религиозных песнопений, заучиванию церковных книг и богослужения. Тем же самым заучиванием наизусть и списыванием текстов с этих книг занимались на уроках русского языка.
   Развитием этих школ активно занимался обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев, который проявлял не только организационную активность, но выступал даже автором географического раздела книги для начальной школы («Книга^для первоначального чтения»), насаждаемой, кстати, министерством и в своих школах.
   И хотя школы должны были давать общеобразовательную подготовку, а не готовить священников, в них преобладало религиозное обучение.
   Министерство просвещения всячески поддерживало школы церковного ведомства. Это можно увидеть даже по некоторым статистическим данным.
   В 1905 г. в России всего было 92,5 тыс. народных училищ.
   Из них: церковного ведомства — 46,51, учащихся от общего числа — 35%; министерских — 52%, учащихся — 63%.
   Государственные пособия начальным школам в 1900 г.
   На министерские школы — 3 млн руб.
   На церковно-приходские — около 7 млн руб.
   Из действовавших в 1903 г. 43 969 церковных школ двухклассных было всего МО, одноклассных — 23 165, школ грамоты — 20 294.
   Подавляющее большинство церковных школ действовало в сельской местности. В городах было всего 2326.
   Земские школы
   Они относились к числу министерских школ и официально именовались так: «начальные народные училища в губерниях, на которые распространяется действие Положения о земских учреждениях». Среди населения они пользовались большей популярностью, чем другие начальные школы, и заслуживают особого рассмотрения.
   Права земств были ограничены и сводились преимущественно к решению финансово-хозяйственных вопросов (сбор средств на постройку и содержание школ, наем помещений для школ, снабжение школ оборудованием, топливом и т.д.). Земства не имели права вмешиваться в учебновоспитательную деятельность школ. Не всегда могли они обеспечить свои школы специальными школьными зданиями, много школ размещалось в вольнонаемных помещениях. Но несмотря на все трудности, в целом это были лучшие начальные школы по сравнению с церковными и др. Именно земские школы сыграли большую роль в распространении начального образования среди крестьян. Благодаря деятельности земств число школ быстро увеличивалось, а обстановка в школах заметно улучшалась. Ассигнования земств на школу постоянно возрастали. Это позволяло им строить новые школьные здания, организовывать подготовку учителей. Улучшение материальных условий в школах повлияло на их учебную работу.
   Земства, благодаря хорошей оплате труда, могли пригласить в школы лиц со специальным педагогическим образованием. Это приводило к введению в преподавание новых методов обучения. Земства добивались расширения учебного плана, введения новых дисциплин и лучших учебников. Однако эти успехи земств были далеко не повсеместными. Многие земства так и не внесли существенного вклада в развитие школы. Да и министерство, церковь, губернаторы зорко смотрели за ними.
   В середине 90-х гг. К.П. Победоносцев разработал систему взглядов на школу и просвещение, которой, по его мнению, должна была руководствоваться правительственная бюрократия и которую правительство поддержало. Главные его рассуждения: плоха та школа, которая отрывает человека от его среды, лишает семью рабочей силы. Идеальной народной школой Победоносцев провозглашал такую, в которой учащиеся приобретают минимум знаний, учатся любить и бояться Бога, любить Отечество, царя, почитать родителей. Главное предназначение народной школы — воспитывать учащихся в этом духе.
   Повышенное внимание правительства к церковным школам было связано с планами консерваторов нанести удар по земской народной школе.
   В 1897 г. Министерством народного просвещения были утверждены «Примерные программы предметов, преподаваемых в начальных народных училищах». Главной задачей всех народных школ было провозглашено религиозное воспитание детей. Документ1 предусматривал при выборе преподавателя народной школы отдавать предпочтение лицам, умеющим обучать церковному пению. При обучении детей азбуке учителю рекомендовалось избегать приемов, которые без существенной пользы замедлят изучение азбуки, например так называемых предметных бесед с детьми. Учителю советовалось также не увлекаться стремлением делиться с детьми всеми теми сведениями, которые он сам имеет о данном предмете.

Примерный учебный план для школ Министерства народного просвещения (1897)

Примерный учебный план для школ Министерства народного просвещения (1897)

Учебный план трехклассного городского училища (нач. XX в.)

Учебный план трехклассного городского училища (нач. XX в.)

   Главное место в воспитательной работе школы, согласно министерским установкам, должно было занимать утверждение религиозно-нравственных понятий, которые должны быть усвоены учащимися на всю жизнь. Это православие, самодержавие и народностъ. Имелось в виду воспитание в религиозном духе, воспитание преданности царю и Отечеству.
   Первым и главным предметом преподавания в народной школе Министерство народного просвещения считало Закон Божий. В большинстве случаев он преподавался местным священником, а если его не было или он по каким-то причинам не мог преподавать, его заменял учитель.
   Там, где появлялась такая возможность, учителя старались расширить круг изучаемых детьми предметов. Это было характерно для земских школ. Чаще всего в этих случаях расширялась программа реальных знаний. Например, в программах многих школ Московской губернии привлекает перечень знаний по естествознанию и географии, тогда как в официальных программах природоведческие сведения считались необязательными и состояли в самом общем знакомстве с предметами и явлениями трех царств природы — воздуха, воды, земли и со строением растений, животных и человека. Расширенные программы составлялись не только в столичных и крупных губернских городах, но и в рядовых уездных земствах.

Учебный план земской начальной школы Опочецкого уезда Псковской губернии

Учебный план земской начальной школы Опочецкого уезда Псковской губернии

   Земство заботилось о развитии в школе прикладных знаний. Для этого при некоторых школах организовывались ремесленные классы, разводились питомники, пчельники, практиковалось земледелие, организовывались низшие сельскохозяйственные школы и практические фермы.
   Учителя, расширявшие официально действующую программу, стремились к всестороннему образованию своих учеников, используя новые, более эффективные методы преподавания.
   О содержании начального обучения можно получить представление из знакомства с его программой.
   Программа начальной школы по русскому языку предусматривала изучение следующих разделов:
   1- й год обучения: чтение отдельных слов, предложений и кратких статей, пересказ доступных статей; заучивание наизусть легких стихотворений; предупредительный диктант по закреплению отдельных слов и предложений; списывание с книги.
   2- й год обучения: упражнения в беглом и, по возможности, выразительном чтении, с пересказом прочитанного; изложение прочитанного по вопросам; заучивание, стихотворений; диктовка с предупреждением ошибок и проверочная; списывание с книги; запись выученного наизусть.
   3- й год обучения: толковое и выразительное чтение с устной и письменной передачей прочитанного; чтение рукописей, заучивание стихотворений и прозаических отрывков; повторительная и проверочная диктовка; упражнения в постановке знаков препинания; списывание с книги; составление несложных описаний по данному плану и писем по данным образцам.
   Объяснительная записка к программе по русскому языку предлагала обращать особое внимание на чтение статей религиозно-нравственного и исторического содержания, а также деловых статей (ремесло, сельское хозяйство, гигиена и т.п.).
   Методы преподавания, которые использовали лучшие учителя того времени, отличались тем, что учитель только давал задачи, ставил вопросы, предлагал материал; выводы и обобщения делали сами ученики, они же находили решение задач, выводили правила. Уроки проходили в виде беседы.
   Дальше дано несколько примеров школьных уроков. ,
   Урок народного учителя Е. Стрельцова (по книге «Из 25-летней практики сельского учителя»). Тема урока: «Отчего вода на окошке».
   «Учитель:
   — Отчего это, братцы, у нас всю зиму вода стоит на окошке? Вечером и утром вытирают досуха, а все вода.
   — Кто ее знает, откуда она! У нас даже по стенам и на пол бежит.
   — А ведь прежде не было?
   — Не было.
   — Откуда же эта вода берется? Как она попадает на окошко?
   — Почем знать?
   — Нет, погоди! Ведь вы и не думали еще об этом; а давай-ка подумаем, так посмотрим, что узнаем. Пойдемте-ка все на улицу. Становись сперва все сюда, ближе к двери; вот я открою дверь: гляди кверху, над дверью, так, в сенях, не заметишь ничего?.. Гляди да молчи. Ну, пойдем на улицу. Смотри, не заметишь ли чего около рта? Примечай и молчи. Ну, давай-ка бутылку, нальем воды. Смотри, сухая ли?
   — Сухая.
   — Пойдем же домой. Поставим бутылку на стол, и пускай стоит. Скажи-ка, что вы заметили в сенях, над дверью, когда она была открыта?
   — Потолок.
   — Только-то? Ну, а на улице, что заметили около рта?
   — Нос... Бороду.
   — У нас ни у кого бороды нет: борода бывает у больших. А больше-то ничего не приметили?
   — Ничего.
   (Учитель не дает детям правильный ответ, а старается, чтобы дети сами ответили, поэтому учитель изменяет направление вопросов.)
   — Ну ладно. Скажите-ка, как в бане пару поддают?
   — Нальют воды на каменку, вот и будет пар.
   — Из чего же пар-то будет?
   — Известно, из воды.
   — Из какой воды?
   — Ишь ведь... спрашивает, да из той самой воды, что налили на каменку.
   — Ну а если на холодную каменку налить воды — будет пар?
   — Нет, от холодной каменки пару не будет.
   — Значит, вода от жару становится паром. Ну, теперь положим, что ты промочил ноги, положил мокрые чулки сушить на печку: когда мокрые были — в них была вода; высохли — воды нет... Где же она, та вода, которая была в мокрых чулках?
   — Высохла.
   — Да что же значит высохла? Где она?.. Скажите, на печке тепло?
   — Тепло.
   — А в бане от тепла с водой что сталось?
   — Она сделалась паром.
   — Ну, а из чулок куда она девалась?
   — Выходит, что паром вышла.
   — Давайте-ка, ребята, посмотрим бутылку.
   — А ведь мокрая стала, в самом деле.
   — Откуда взялась эта вода-то?
   — Не знаю.
   — Ну, и слушай — больше узнаешь. Пойдемте-ка в сени, открывай дверь в избу... откуда пар валит?
   — Из избы.
   — А потолок-то помните?
   — Ах ты! Вот ведь!
   — Значит, в избе есть пар?
   — Стало быть, что есть, когда идет из избы.
   — Кто знает, откуда пар попал в избу?
   — Мы надышали, да сохнет что-нибудь...
   — А пару, который есть в избе, хватает до стекла!
   — Хватает, он с воздухом перемешан.
   — Ну, вот его на стекле и видно. Видите, сколько накопилось, так и бежит...
   — Вот вы теперь и знаете, отчего зимой вода бывает на окошках... отчего?
   — От пару, который всегда есть в избе».
   Все сказанное позволяет автору заключить, что самостоятельное мышление, как камень драгоценный, не лежит на поверхности, не всплывает само собою; его нужно возбуждать, развивать, направлять и поддерживать.
   А вот пример одного из методов обучения в школе.
   Вопросы-загадки (С. Миропольский «Дидактические очерки»).
   — Что ты мне дашь, если я попрошу у тебя учебную вещь из стекла или глины, которая могла бы служить посудой? (Чернильницу.)
   — Из части овцы сделай ножом и иглою такую вещь, которая предохраняла бы от холода. (Платье; кожух.)
   — Из части растения сделай такое платье, в котором крестьянин ходит летом. (Белье, рубаха.)
   — Дай мне такой напиток, который ты получишь готовый от животного четвероногого, травоядного, домашнего. (Молоко.)
   — Что ты сделаешь полезного для человека из кирпича, извести, глины, дерева и соломы? (Здание.)
   Образцы письменных упражнений учеников
   «Учитель: «Как тебе быть, если земли у тебя мало, а семейство большое, так, что дома всем делать нечего?»
   — Нужно наняться.
   — Как же ты сделаешь, если захочешь наняться в чабаны, цотому что за чабанство платят больше, чем за черную работу?
   — Пойду и буду искать места: буду спрашивать, кому нужен чабан?
   — Оно бы так, если бы ты был неграмотный. Но подумай, весело ли и дешево ли ходить от земледельца к земледельцу; а не лучше ли написать, если ты прослышишь о месте?
   — Разумеется лучше.
   Учитель: «Напишите же каждый кому-нибудь письмо, будто бы вы хотите наняться в чабаны, и так напишите, чтобы была охота человеку вас нанимать».
   Вот одно из писем.
   «Милостивый государь, Владислав Адамович!
   Я слышал, что вы ищете чабана; я жил у NN, пас отару за двадцать рублей, а теперь он отару продал. Он меня нанимал в черную работу, а я не хотел, потому что люблю пасти отару... так я с вас прошу двадцать пять рублей и тридцать пудов муки пшеничной.
   Ваш покорный слуга Григорий Косьяненко».
   «Наставления молодому учителю русской народной школы» приведены И. Савенковым в книге «Учитель русской народной школы и его обязанности». Они дают представление о том, какими принципами и правилами рекомендовалось учителю руководствоваться в учебно-воспитательном процессе.
   «— Не мни себя господином, исполни волю вверивших тебе детей, будь верным слугою своих питомцев.
   — Безмолвный пример учителя ценнее многоречивых поучений.
   — Никогда не забывай, что обучение, не основанное на самодеятельности и развитии учеников, отупляет их. Начало всякого дела — размышление.
   — Не забывай, что искренняя любовь к детям — сильнейшее средство для достижения воспитательных целей; система запугивания, основанная на страхе, приведет всегда к отрицательным результатам.
   — Умей молчать, чтобы как можно больше упражнять детей в умении говорить. Говори многое в немногих словах.
   — Стыдно, если душа твоя устанет раньше, чем утомилось тело: лучше изнемочь в труде, чем отупеть от бездействия.
   — Делай школу чистым, теплым, светлым, уютным уголком, куда бы дети охотно и с любовью стремились во всякое время.
   — Поддерживай среди детей бодрость, благодушие и любовь.
   — Мало научить детей читать, писать и считать, ты обязан научить их думать.
   — Смотри на каждого учащегося не с одной, а с трех различных точек зрения: с точки зрения ума, с точки зрения сердца и с точки зрения характера.
   — Никогда не унимай школьного шума криком; у учителей крикливых дети более беспокойные. Спокойное молчаливое предупреждение часто оказывается вполне достаточным.
   — Избегай вопросов ученикам, на которые может или должно последовать лишь «да» или «нет».
   — Ежедневно повторяй себе, что ты существуешь для учеников, я не они для тебя».
   Таким образом, лучшие учителя начальной школы в своей практике вели поиск активных методов обучения, заботились об умственном и нравственном развитии своих учеников, стремились приблизить обучение к жизни.
   Трудности в развитии народного образования
   Несмотря на то что благодаря деятельности общественности было сделано много для деревенской школы, в ее жизни оставалось еще немало трудностей. Делами начальной народной школы занималось в основном само население, государство принимало в нем небольшое участие, что задерживало развитие школ.
   Много было трудностей материального характера: отсутствие школьных зданий, средств для оплаты учительского труда, недостаток учебных пособий и пр.
   Начальные школы имели наемные квартиры и «специальные» здания. Первые — это обыкновенные крестьянские избы, со всеми их неудобствами, с сыростью, холодом, нечистотами. Те же самые условия часты и в специальном доме школы, где ужасная школьная мебель, холод зимой.
   Вот как описывает различные школы Нижегородской губернии В. Раевский в книге «Из жизни народных училищ».
   «Никольское училище. Кому не доводилось видеть где-либо в бедном селе, каких немало на Руси, ветхие, покачнувшиеся от времени избы с перекосившимися окнами, которые начинаются чуть не от самой земли? Вот в такой точно избе находилось Никольское училище. Казалось, это давно заброшенная и никем не обитаемая какая-нибудь бывшая барская кухня. Постройка выглядела жалкой, приземистой среди окружавших ее огромных снежных сугробов.
   Еще больше поражает необычайное убожество внутри помещения: окна низко, чуть ли не у земли; ветхие рамы пропускают воздух между рамами, поэтому все стекла сверху донизу сплошь затянуты толстейшим слоем инея. Сквозь него пробивается зеленоватый полусвет. В классе темнота и теснота. Дети сидят в полушубках и шубах...
   Еще одно училище. Все классное помещение имеет в длину и ширину по 8 шагов при 1 1/2аршинах высоты. Печь занимает большое пространство в этой комнате. Здесь может обучаться 15—18 человек, самое большое 20, а их 43! Воздуха не хватает, когда все в сборе.
   Бедновское училище. Почетный его блюститель — крестьянин А.А. Пономарев, один из лучших попечителей училищ. В прежние годы он помогал училищу материально. И училище в прекрасном состоянии.
   Усовское училище. Г. Чулков — барин с очень большим состоянием, но к училищу относится скупо. В качестве попечителя он вмешивается в учебную работу и распоряжается учителем, как лакеем.
   Шуринское училище. Помещается в собственном, каменном и во всех отношениях образцовом доме, построенном на средства попечителя Э.Ф. Рингмана.
   Попечитель училища — купец, но совсем не похож на типичного русского купца, он ему полная противоположность».
   Такими разными были народные школы. Но любая из них привлекала детей, они тянулись в школы. Школы были, как правило, в селе, и в них дети приходили из дальних и ближних деревенек.
   Кроме неудобств, нехватки школ была еще одна трудность чистые пропуски детъми занятий.
   Школы не могли добиться больших успехов в обучении детей из-за этих пропусков. Неаккуратное посещение школы было вызвано тем, что даже малолетние дети в крестьянском быту имели слишком много обязанностей, и семья не могла обойтись в хозяйстве без них.
   В крестьянской семье каждый ее член имел свои дела. Нянчаньем грудных ребят занимались дети 3—5 летнего возраста, мальчики и девочки лет 5—9 уже были незаменимы по хозяйству: присмотр за младшими детьми, уход за скотиной и т.п. — все это лежало на детях. Неудивительно, что они вынуждены были из-за семейных дел пропускать школу, О принудительном же, обязательном посещении школы не могло быть и речи.
   В промышленных городах дети школьного возраста уже трудились наравне со взрослыми. Рабочая сила взрослого ценилась так низко, что семье без помощи несовершеннолетних детей было трудно обойтись. Все эти причины и приводили к частым пропускам занятий, хотя дети и хотели учиться.
   Занятия в школах начинались с утра — в 8—8.30, продолжительность урока от 45 мин до 1 часа. Между уроками перемены по 5—15 мин. После четвертого урока большая перемена, когда учащихся отпускали домой обедать. Занятия заканчивались в 3 часа дня. Те ученики, которые могли ходить в школу, как правило, старались оставаться в ней подольше или просили разрешения прийти еще вечером.
   Типичный для всех сельских школ порядок занятий таков. Три отделения (группы) учащихся занимаются вместе, младшие начинают обучение, а старшие оканчивают трехлетний курс. На первом уроке учитель занимается с одной группой детей, две остальные прорабатывают материал самостоятельно, а проверяет выполнение работ учитель в конце урока, в течение пяти минут. Затем он занимается со второй группой, а на третьем часе с последней.
   Учителя народных школ
   Образованные, любящие свое дело учителя, особенно в глубинке, встречались редко. Чаще можно было столкнуться с элементарной необразованностью, бескультурьем и, самое страшное, с безразличным отношением к своему делу. Тяжелая ситуация наблюдалась в деревнях, где царили духовная темнота и невежество. Из рассказов одного из учителей можно увидеть, какими были деревенские школы и учителя в них. Школы, о которых рассказывается, были в селах Заячковка и Вербоватое (Малороссия).
   Плечистый рыжебородый крестьянин лет 33, отставной солдат, по возвращении со службы первое время был сидельцем в кабаке, но нарушил правила питейной торговли, и кабак был закрыт. После долгих колебаний решил пойти в школу. А колебался потому, чтб занятие в кабаке было гораздо выгоднее школьного — учителю платили всего 50 рублей в год. Никакого свидетельства о праве преподавать в школе он, конечно, не имел. Его очень тяготили учительские обязанности, и рано или поздно он все равно хотел бросить учительство, как совершенно невыгодное занятие. Школа, как и множество других, была в крестьянской избе, разделенной на две половины, в одной комнате помещалась школа, в другой — «расправа», куда запирали арестантов и где проводились экзекуции. «Комната-школа» низкая, с двумя маленькими, едва пропускающими свет оконцами, пол земляной. Вдоль стен стояли две длинные скамьи. В комнате был шкафчик для письменных принадлежностей, а в нем, кроме них, самодельная скамейка. «Для чего? — А для порядку». Это очень красноречиво говорило о методах воспитания в этой школе. Учитель в это время ходатайствовал об устройстве его городовым в ближайшем городе Умани.
   Вот еще один тип деревенского педагога, молодого «ученого».
   Он учительствовал недавно, ему было всего 18 лет. Школа — низкая, темная, сырая и холодная конура. Кроме двух нар, в ней не было никакой мебели. Дети сидели не раздеваясь. В комнате царил полумрак. Учитель понятия не имел о программе обучения. Сам он получил образование в церковно-приходской школе, никакого свидетельства об учительском звании у него не было. Ученики его даже не могли прочесть предложение. Девочек арифметике не учил, объясняя это тем, что родители желают, чтобы они «научились только Богу молиться». Сам учитель никаких книг не знал и не читал. Мечтал летом устроиться кучером к местному помещику. Таких учителей было немало в деревенских школах.
   Доля народного учителя была настолько тяжелой, что добровольно на нее решались или самые преданные идее просвещения народа люди, или те, кому больше некуда было податься. Еще в середине XIX в. назначение на учительскую должность (эыло наказанием, которому подвергали за «плохие успехи и дурное поведение» студентов; священнослужителей за провинности отправляли также в народные учителя.
   Чрезвычайно низок был заработок учителя, поэтому ему приходилось заниматься хозяйством, чтобы прокормить свою семью. Тут уж было не до книг и не до мыслей о хорошей учительской работе.
   Но материальная необеспеченность и нужда представляли не самое большое зло в жизни народного учителя. Каждый из них заранее знал, что придется голодать и холодать, идя в учителя. Гораздо труднее было примириться с тяжелым правовым положением, а вернее, с полным бесправием. У учителя было несчетное количество «начальников». Помимо прямого школьного начальства, много местного — в лице священника, старшины, школьного попечителя, писаря, урядника и т.п. И все они считали своим долгом осуществлять слежку за каждым шагом, каждым словом учителя, а ему нужно было угодить всем. Самые разнообразные предписания от начальства определяли его жизнь. Это было запрещение учителям собираться вместе и толковать о своих нуждах, читать либеральные журналы и газеты и даже запрещение «носить длинные волосы и ногти и красные рубахи» и приказ целовать руку законоучителя. Все эти правила не имели никакого значения для учебно-воспитательного процесса. Но они отпугивали от школы людей думающих и свободолюбивых.
   Были среди учителей и другие личности. Это люди, преданно служившие великой цели образования народа. Среди таких истинно народных учителей был учитель сельской школы Н.П. Столпянский.
   Об отношении его к своей школе говорил даже внешний ее вид. Она резко отличалась от прочих изб местом, ее окружающим — двором, садом, улицей. Все это выделялось внутренней опрятностью. Около школы была посажена большая роща, разбитая на строгие ряды; лиственные деревья: береза, осина, ветла, ольха, липа; мелкие кустарники; фруктовые деревья; ягодные лесные деревья и кустарники: рябина, калина, бузина, черемуха; хвойные деревья. Посадку деревьев и уход за ними осуществляли учащиеся и делали это с удовольствием. На другой десятине земли при школе был огород.
   Привлекал и внешний вид учителя: чистое и аккуратное платье, борода и волосы — всегда причесаны и пострижены.
   Стиль отношений в школе, где он учительствовал, отличался гуманностью и серьезностью. Он придерживался в своей работе определенных педагогических правил: управлять всем педагогическим процессом на занятиях, объяснять все четко и ясно, никогда не наказывать учеников, не опаздывать на занятия и не затягивать их дольше положенного, вести занятия по хорошо продуманному расписанию и т.п.
   Многие пособия были сделаны им самим для учащихся. Так, 200 ярко окрашенных счетных палочек разной длины и толщины; модели геометрических фигур, большие счеты.
   Для изучения родной природы были собраны образцы местных растений, местных овощных культур, хлебных растений и т.п.
   Были собраны коллекции ископаемых, тканей и многое другое. Все это использовалось учителем в обучении детей.
   Н.П. Столпянский разработал и опубликовал несколько учебников: «Народная азбука», «Учебная книга для чтения в сельских школах» и другие, а также «Руководство для сельских учительниц и учителей».
   Для народной школы были характерны уважение к обычаям народа, простые, задушевные, проникнутые добродушием дружеские отношения учащихся между собой, постоянная готовность помочь друг другу, поделиться куском хлеба, листком бумаги, помочь разобраться в уроке.
   Таким образом, совершенно очевидна многоликость начальной школы, ее учителей и учеников.

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
Займы от МФО Честное Слово, до 8000 на карту.
загрузка...