Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (История образования и педагогической мысли) (Латышина Д.И.) arrow § 2. Педагогическое образование
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
§ 2. Педагогическое образование

§ 2. Педагогическое образование

   До 60-х гг. XIX в. число учебных заведений для подготовки учителей было так мало, что говорить о педагогическом образовании не приходится. Попытка создания высшего педагогического учебного заведения была предпринята в 1804 г., когда в Петербурге был создан Педагогический институт; но вскоре он был преобразован в университет (1819). Учителями средней школы (гимназий, реальных училищ) становились выпускники университетов.
   К середине XIX в. для подготовки учителей начальных народных училищ имелось всего 3—4 учительские семинарии. Основную массу учителей для народной школы давало духовное ведомство.
   Начиная с 60-х гг. картина педагогического образования изменяется; начинается развитие самых различных его форм. Подготовка учителей для народной школы становится первоочередной задачей народного просвещения; за ее осуществление принимается педагогическая литература во главе с К.Д. Ушинским, молодое земство в лице барона Н.А. Корфа и широкая общественность. Результатом такой активности стало создание различных педагогических школ. Учителей для начальной школы готовили:
   учительские институты;
   учительские семинарии;
   женские гимназии;
   епархиальные училища;
   второклассные училища;
   церковно-учительские училища
   педагогические курсы и другие учебные заведения.
   Для средней школы, помимо университетов, учительниц готовили, как известно, Высшие женские курсы. Педагогические курсы с 60-х гг. были наиболее распространенным типом педагогических заведений.
   Московские педагогические курсы общества воспитательниц и учительниц (впоследствии «Тихомировские»)
   Московское общество воспитательниц и учительниц было основано в 1870 г. для помощи практическим работникам в овладении методами обучения и воспитания, а также для обеспечения учительниц работой. В 1872 г. при обществе были открыты курсы для подготовки учительниц для начальных школ, позже курсы стали готовить учительниц-предметниов. Организаторами курсов были Д.И. Тихомиров, ВЯ Стоюнин, Ф.И. Егоров и др. На курсах работали многие профессора, которые вели занятия и на МВЖК (Н.В. Чехов, Г.И. Россолимо и др.).
   Педагогические курсы имели целью дать педагогическое образование лицам, обоего пола, которые хотели посвятить себя учительской деятельности в начальных училищах. На курсы принимались лица не моложе 16 лет, по окончании городского, уездного или духовного училища и других учебных заведений. Занятия на курсах велись по двум направлениям: теоретическому и практическому. Теоретические занятия включали в себя изучение специальных предметов: педагогики, дидактики, училищеведе- ния, гигиены с основами первой помощи. Общеобразовательные предметы: Закон Божий, русский язык с церковно-славянским, арифметика, русская история, русская география, естественная история и физика, чистописание и черчение, пение. В качестве основной педагогической дисциплины в учебный план был включен учебный предмет «Главные положения о воспитании и методика первоначального преподавания». В программу этого предмета входили: «краткая опытная психология в применении к обучению и воспитанию»; вопросы дидактики и методики отдельных предметов. Практические занятия состояли в посещении уроков с дальнейшим их обсуждением, в ознакомлении с наиболее распространенными в начальных училищах учебниками и пособиями; знакомились с проведением детских игр и физических упражнений. Предполагалось преподавание уроков курсистами и их обсуждение, занятия с отстающими учениками. Занятия проводились 2—3 года, причем изучение предметов педагогического характера было обязательным для всех, как и практика в начальных училищах. Окончившие курсы направлялись учителями в начальные училища. Предусматривались и санкции против тех, кто, окончив курсы, не хотел работать в начальной школе. Так, молодые люди, имевшие стипендию, обязаны были по окончании курсов прослужить в звании учителей начальных училищ по 2 года за каждый год получения стипендии. Те, кто не хотел работать учителями, обязаны были возвратить всю ту сумму, которую они получили на курсах.
   История курсов имеет три периода, отражающие вехи истории начальной школы, с судьбой которой тесно были связаны курсы:
   I. В первые годы курсы ограничивались педагогической подготовкой слушательниц. В основу их программы положены 4 предмета: педагогика, методики обучения родному языку, математике, природоведению. Занятия проходили 3 раза в неделю. Слушательницами большей частью были учительницы и воспитательницы, уже состоявшие на службе. Занятия — 3 раза в неделю.
   II. В начале 90-х гг. повышается роль сельской школы. Школа становится одним из центров просветительства, проводимого интеллигенцией. Поэтому на курсах начинается более широкая подготовка, вводятся общеобразовательные предметы, продолжительность обучения увеличивается, занятия становятся ежедневными.
   III. Первые годы XX столетия — на курсах начинается специализация:
   - первое отделение — для подготовки учительниц начальных училищ всех типов;
   - второе отделение — для подготовки предметных учительниц в младших классах средней школы. Для этого были введены отделения: словесное, историческое, физико-математическое, биологическое и географическое;
   - третье отделение — для подготовки руководительниц детских садов;
   - четвертое отделение — специально-педагогическое. Оно имело целью повышение педагогической квалификации учителей;
   - пятое отделение — для подготовки руководительниц гимнастикой и играми.
   При курсах открылись и вспомогательные учреждения, имеющие значение своего рода педагогических лабораторий, где шла самостоятельная работа слушательниц по созданию и проверке новых методов и новых программ. При Московских педагогических курсах были созданы:
   Институт детской психологии и неврологии, организованный Г.И. Россолимо (все расходы по оборудованию, содержанию института Григорий Иванович взял на себя);
   - вспомогательный класс для умственно отсталых детей;
   - 4-летняя школа и детский сад;
   - различные кружки слушательниц, объединяющихся для решения пег дагогических задач (кружок по организации детских праздников и др.);
   - выставки книг детской, народной и учебной литературы.
   Курсы работали успешно и заслужили хорошую репутацию. Успех Московских Тихомировских курсов во многом объяснялся прекрасным педагогическим составом. С первых лет создания курсов и до 1915 г. работал здесь Д.И. Тихомиров, Он не только руководил работой курсов, но и читал лекции. Ему же принадлежит и популярное пособие для начальной школы «Вешние всходы». На курсах преподавала его жена Е.Н. Тихомирова.
   Интересны отзывы о курсах бывших слушательниц:
   — Курсы не только дали нам возможность приобрести ценные знания, но и были школой, где мы воспитывали в себе чувство гражданского долга и учились с любовью относиться к великому делу учительницы. Особенно глубокий след оставило в душе нашей то чисто товарищеское единение, та простота отношений, которые установились между слушательницами и лекторами.
   — Всем известна неустанная деятельность курсов, и сколько пользы и света внесли они в жизнь народного учителя! Здесь впервые мы познакомились с методами преподавания. Под руководством опытных педагогов мы могли расширить свой умственный кругозор, познакомиться с психологией детей, а живой обмен мыслями на пробных уроках помог нам увереннее приняться за нашу трудную школьную работу.
   — Это дорогое нам учреждение собирает под своим кровом со всей России желающих поработать в деле народного образования и жаждущих приобретения и углубления своих знаний. Среди нас много таких, которые только что сошли со школьной скамьи, и таких, которые уже потрудились на ниве народной, — всех свободно, радушно принимают курсы.
   Здесь дается нам орудие для борьбы с народной темнотой, развивается умение подойти к детской здоровой и больной душе; живое слово руководителя будит в нас лучшие силы душевные, без которых легко затеряться в жизни.
   Московские педагогические курсы заняли особое место в подготовке учительниц начальной школы, так как по своим целям и задачам, программам и методам обучения они близко стояли как к начальной школе, так и к серьезной науке.
   Педагогические курсы при Санкт-Петербургском Фребелевском обществе (1907)
   Они готовили воспитателей и воспитательниц детского сада («садовниц») и учителей и учительниц начальной школы. Курсы были трехлетними.
   Цель этих курсов председатель педагогического совета известный математик и методист СИ. Шохор-Троцкий сформулировал в своей приветственной речи:
   «Наши будущие слушатели и слушательницы могут от курсов ожидать только одного основательного педагогического образования, под которое был бы подведен прочный фундамент более или менее широкого и глубокого естественно-научного и философского образования...
   Во имя научного и научно-педагогического образования русского педагога, во имя одухотворенного высшими идеалами учительского труда, во имя принципа «не дети — для школы, а школа — для детей», я объявляю Педагогические курсы при Санкт-Петербургском Фребелевском обществе открытыми».
   Курсы преследовали цель предоставления слушателям широкой научной подготовки, серьезного педагогического образования. На них преподавались история философии, естественные науки: химия, физика, ботаника и др.; история педагогики, педагогика, психология, гимнастика, история русской литературы, история XIX в., логика, история искусств, методика преподавания, патологическая педагогика и др. Много внимания уделялось лабораторным занятиям и педагогической практике. При курсах имелась своя начальная школа. Для практики воспитательниц детских садов использовался народный детский сад Фребелевского общества.
   Учительские семинарии Министерства народного просвещения
   После утверждения «Положения о начальных народных училищах» в 1864 г., как известно, начался новый этан в развитии начального образования в России. Рост начальных училищ, расширение круга учебных предметов вызывали необходимость решения вопроса об учителе начального училища и его подготовке. Начинается развитие учительских семинарий, министерских и земских.
   Учительские министерские семинарии были преимущественно мужскими. Они имели цель дать педагогическое образование молодым людям всех сословий, желающим посвятить себя учительской деятельности в начальных училищах. Принимались преимущественно юноши православного исповедания. Курс обучения был трехгодичным. Поступали в семинарию окончившие двухклассные сельские училища. Воспитанники, не имевшие средств для обучения, но успешно занимающиеся, получали пособия (стипендии).
   Испытания (вступительные):
   а) письменные — по русскому языку (диктант и сочинение) и арифметике (две задачи);
   б) устные — по Закону Божиему, церковно-славянскому и русскому языкам, арифметике, геометрии, русской истории, русской географии и пению.
   Казенные стипендиаты обязывались при поступлении прослужить в должности учителей начальных училищ не менее 4 лет. Воспитанники, окончившие курс и выдержавшие испытание, получали свидетельство на звание учителя начального училища. Инструкция для учительских семинарий 1875 г. определяла содержание всей учебной и воспитательной работы в семинарии. Воспитанники семинарий жили в интернате под надзором директора, священнослужителя и преподавателей.
   Содержание обучения:
   Закон Божий; основы педагогики; русский и церковно-славянский языки; арифметика; основы геометрии; землемерие; линейное черчение; русская и всеобщая история; русская и всеобщая география; сведения, необходимые для понимания явлений природы; чистописание и пение. Воспитанники обучались ремеслам (по выбору) и гимнастике.
   В учительских семинариях уделялось большое внимание выработке у учащихся педагогических навыков. Особенно это касалось изучения педагогики и методик. Теория связывалась обязательно с рассмотрением примеров из школьной практики.
   Серьезное отношение к педагогической практике семинаристов — отличительная черта педагогической подготовки. Она включала в себя наблюдения за работой учителей и учащихся, проведение пробных уроков и самостоятельное ведение уроков в течение недели.
   Меньше, чем практической подготовке, уделялось времени на общеобразовательную и теоретическую.
   Одними из первых негосударственных семинарий были открыты: Московская женская учительская семинария, Тверская женская учительская школа — частное учебное заведение, основанное П.П. Максимовичем, Петербургская земская учительская школа и др. Срок обучения — 4—5 дет.
   Их отличали более широкий курс образования и большая его продолжительность, что позволяло обеспечить более глубокое изучение дисциплин; более мягкая и человечная атмосфера; лучшая организация отдыха; квалифицированный состав преподавателей.
   Земские и частные учительские семинарии и школы стояли значительно выше правительственных по постановке образования. В земских учительских семинариях, например, преподавались, кроме традиционных учебных предметов, физика, химия, география, естественная история и физиология человека.
   Так, Московская женская учительская семинария ставила своей целью подготовку учительниц для 3-классных женских городских училищ, начальных сельских и городских школ и 4-классных училищ. Курс обучения был четырехгодичным и состоял из двух классов (курсов). Поступить могли девицы всех сословий православного вероисповедания от 14 до 21 года в младший класс, от 1 б до 26 лет — в старший. Для поступления нужно было пройти испытания.
   Воспитанницы могли жить как при семинарии, так и дома.
   Изучались предметы:
   а) обязательные — Закон Божий, русский язык с церковно-славянским, словесность, математика, русская и всеобщая история, география, естественная история и физика, элементарные сведения о гигиене, педагогика, частная методика главных предметов элементарного курса, рисование, черчение, чистописание, хоровое нотное пение, кройка и шитье домашнего белья и платья и другие женские работы;
   б) необязательные — французский и немецкий языки.
   Воспитанницы по окончании курса держали испытания на звание учительницы.
   Учительские институты
   С целью подготовки учителей городских училищ в 1872 г. были созданы специальные учебные заведения — учительские институты с трехгодичным сроком обучения. Это были заведения закрытого типа: воспитанники проживали в интернате при институте. Открывались в городах и сельской местности. Институты не были привилегированными учебными заведениями ни по правам, которые предоставлялись окончившим их, ни по социальному составу воспитанников. Большинство учащихся были выходцами из крестьян и средних городских слоев.

Состав учащихся учительских институтов

Состав учащихся учительских институтов

   Нормальное число воспитанников в каждом институте — 75. Из них 60 человек содержались на средства министерства. Остальные 15 вакансий предоставлялись стипендиатам других ведомств. Принимались в институт молодые люди не моложе 16 лет, «здорового телосложения и хорошей нравственности», выдержавшие предварительные испытания. Женщин в институты не принимали.
   Правительственные стипендиаты должны были прослужить в должности городского учителя б лет.
   По «Положению об учительских институтах 1872 г.» предполагалось в первую очередь открыть семь учительских институтов. Первыми открылись Петербургский и Московский. В них предполагалось принимать учителей, окончивших учительские семинарии и имевших опыт практической работы.
   Учебный курс был разделен на три учебных годичных класса и состоял, с одной стороны, в сообщении будущим учителям необходимых научных познаний по предметам курса начальных училищ, с другой — в практических упражнениях в преподавании.
   Метод преподавания такой же, как в городских училищах, приучающий ставить вопросы и давать правильные устные и письменные ответы. При изучении нового материала преподаватель излагал его в виде законченных положений (догматический метод), после чего проводилось многократное повторение, главным образом через вопросы преподавателя и ответы учащихся (катехизический метод). Закреплялись знания самостоятельными письменными упражнениями. Учебный год завершался переводными экзаменами, а в конце III класса — выпускными экзаменами.
   Больше всего часов в неделю (за три года) отводилось русскому языку и церковно-славянскому чтению (12).
   Затем шли:
   — арифметика и начала алгебры, естествознание (11)
   — черчение, рисование, чистописание (10)
   — история (6)
   — география, геометрия, Закон Божий (5)
   — педагогика и дидактика (4)
   Два часа в неделю уделялось пению и ежедневно по одному часу внеклассного времени на гимнастику.
   Преподавание педагогики осложнялось тем обстоятельством, что воспитанники имели разнообразную предварительную подготовку. Часть поступивших до института не изучали педагогику совсем, а окончившие учительские семинарии уже имели педагогические знания и опыт. Преподавание курса педагогики (и многих других предметов) было рассчитано на «среднего» воспитанника, поэтому не могло удовлетворить ни тех, ни других. Педагогику вел директор учительского института.
   Большое внимание уделялось педагогической практике. Воспитанники II класса посещали образцовые уроки в городских училищах 2 раза в неделю, затем каждый представлял один письменный отчет о таком уроке и один конспект своего предполагаемого урока. Каждый из воспитанников III класса давал в течение года пробные уроки в городском училище, всего 12 уроков. К каждому уроку составлялся подробный конспект, который обсуждался в присутствии наставника, классного учителя городского училища и двух ассистентов из воспитанников. Во втором полугодии конспекты просматривались только наставником. Затем пробный урок обсуждался в конференции под председательством директора, где присутствовали наставник, классный учитель городского училища и все воспитанники III класса.
   Учительские институты и семинарии относились к учебным заведениям второго сорта. Выпускники их не пользовались правами и льготами, которые были предоставлены выпускникам средних учебных заведений (например, не имели права держать экзамен на звание воспитателя гимназии, хотя и имели специальное педагогическое образование).
   Приведем воспоминания об учительском институте выпускника С. Николаева:
   «Поступление
   Пестро и разнокалиберно было собравшееся здесь общество. Мальчики в 16 лет, только что закончившие старшее городское училище, девятнадцати и двадцатилетние юноши, весной вышедшие из учительской семинарии; совсем солидные люди с бородой и усами, прослужившие 6—7 лет в сельских учителях и имевшие по 26 лет от роду... Из 130 человек будут приняты 20, а из них лишь 10 на казенный счет — стипендиаты, остальные 10 должны будут уплатить за первый год учения и содержания в институте по 250 рублей. Это такая сумма, которую большинство приехавших не имеет и не в состоянии достать. Чтобы с первого года учиться на казенный счет, надо на приемных экзаменах попасть в первый десяток... Большинство является с твердым знанием программы, поэтому естественно, что преподаватели должны заниматься на экзаменах провали- ванием. Первым экзаменом было сочинение, давались темы: «Терпение и труд все перетрут», «Что посеешь, то и пожнешь», «Зависимость человека от природы» и другие... Каждый экзаменатор пускал в ход свое искусство проваливать, задавая такие вопросы, для решения которых не требовалось ни знаний, ни сообразительности, но которые наверняка убивали подвернувшуюся жертву... Те счастливцы, которых институт принял, вскоре оказываются далеко не из способных. Причина понятна. При принятой системе экзаменов с провалами невозможно определить способности. Особенно печальны были случаи, когда поступлению содействовали хороший голос или письмо от влиятельного лица.
   Директор и педагоги
   Деспот по натуре (директор), он был неограниченным правителем в своем небольшом царстве. Преподавателей он держал в ежовых рукавицах. Предпочитал людей, готовых всегда и во всем соглашаться с мнением начальства. Преподаватели д'аровитые, со знаниями, случайно попадавшие в институт, удерживались самое большое год-два. Зато прочно основывались люди, относившиеся к преподаванию как к «службе» и за ласку директора делавшиеся его «очами и ушами», которые неустанно следили за каждым шагом воспитанников и обо всем доносили директору... Чиновник до мозга костей, он и из воспитанников вырабатывал старательных, послушных и благонадежных чиновников. Все блага сыпались на головы тех, которые были «паиньками», зубрили уроки, строго выполняли все правила, ласкались к преподавателям и директору и не обнаруживали ни духа критики, ни духа протеста. Директора не любил никто. И даже «паиньки» за его спиной говорили о нем дурно. Во время одной поездки в монастырь, которая была предпринята с целью поддержать благочестие, воспитанники на обратном пути перепились, и первые любимцы директора поносили его, сидевшего в том же вагоне, самыми скверными словами...
   Преподаватель естественной истории никогда не сказал ни одного слова сверх программы Министерства народного просвещения! Его курс состоял из бесчисленного множества ненужных мелких подробностей, запомнить которые было невозможно. А он требовал, чтобы учебники были выучены наизусть. На уроках русской литературы до тошноты надоедало слушать, как товарищи несколько раз расскажут одно и то же к тому же всем известное (задавалось каждый раз 10 страниц из учебника). Потом преподаватель Шаховский начинал рассказывать анекдоты из жизни артистов, с которым был знаком. Тут раздавался звонок... Исключение среди институтских фараонов представлял преподаватель математики Державин, несколько грубоватый в обращении, но честный и искренний человек. Он был и хорошим преподавателем своего предмета. Враг институтского режима, он пользовался уважением и доверием воспитанников.
   Жизнь в институте
   Обычно в институте недокармливали. Трудно сказать почему: по недостатку ли средств, или потому, что хотели применить систему спартанского воспитания, и чтобы плоть не мешала развиваться духу. При недостаточном питании требовалось чрезмерное количество работы. Первый звонок в 7 часов 15 минут, второй — через четверть часа. Без четверти восемь общая молитва, потом чай. С восьми до девяти часов — повторение уроков. С 9 часов — классные уроки до одиннадцати часов пятидесяти минут. Завтрак и чай — четверть часа. Полчаса на повторение и затем следующие два урока до 14 часов 30 минут. Два часа занятий ручным трудом или же пение и гимнастика по часу. В половине пятого — обед. С пяти часов до половины седьмого — прогулка, затем приготовление уроков (10 минут на чай) до половины одиннадцатого вечера. С 6 часов в зале стоял сплошной гул. Человек сорок в белых парусиновых блузах и таких же брюках с учебниками в руках быстро ходили взад и вперед по залу, каждый читал вслух. У многих выступал на лбу пот. Несколько человек сидели за партами и тоже читали вслух.
   — Много вызубрил? — спросит один другого.
   — По русскому и естественной. А ты много выскулил — отвечает тот.
   — Что грызешь? — спросит третий.
   — Литературу! — отвечает четвертый на ходу, не останавливаясь.
   Передохнув четверть часа за чаем, опять начинаем ходить и опять «зубрить», «скулить» и «грызть». В 10 часов зубрежка стихала. В половине одиннадцатого лампы были погашены, но в спальне около тусклого фонаря стояло несколько человек, доканчивающих свою порцию. Таким образом, рабочий день состоял из полных 12 часов работы. Пора репетиций и экзаменов удлиняла его до 13—14 часов.
   Свидетельством о нездоровых условиях и ненормальности жизни были болезни. Болезнью, находившей почву для развития и уносившей в могилу еще в институте или вскоре после него, была чахотка (туберкулез). Затем, вследствие недостаточного освещения по вечерам, когда большинство воспитанников учило уроки, ходя по залу, более 50% к концу курса надевали очки. Но была еще одна специфическая болезнь — всеобщая и хроническая. С вечера сговаривались в каждом классе, кому остаться на следующий день в спальне. Утром двое-трое, иногда четверо и пятеро из класса, не вставая с постели, заявляли дежурному воспитаннику, что они больны, но доктора не нужно. К обеду все больные выздоравливали. Эта всеобщая «болезнь» вызывалась переутомлением, и институтское начальство сознавало это и не принимало никаких карательных мер против лежания в спальне.
   ...В основу нравственного воспитания было положено воспитание религиозное в духе православной церкви. Религиозное чувство старались укрепить принудительными мерами. Посещение всех церковных служб в домовой институтской церкви было обязательно... Как уже было сказано, в институте был жесткий контроль за воспитанниками. Но на одном контроле нельзя было воздвигнуть здания институтской науки и нравственности, В основании здания лежали еще три краеугольных камня: балльная система, наказания и награды. Если бы как-нибудь отнять этот фундамент, то все здание распалось бы, как карточный домик.
   Непомерное количество зубрильной работы, недостаток книг, журналов, отсутствие знакомых создавали ту китайскую стену, которая отделяла институт от внешнего мира. Что делалось там, за китайской Стеной, об этом мы не знали. Все интересы воспитанников были заключены внутри четырех стен, выкрашенных в казенную краску. Сообщение с этим миром совершалось главным образом через посещение трактира, пивной и тёатра».
   Как видим, картина предстает безрадостная.
   Другие педагогические учебные заведения
   Историко-филологические институты (с 1867 г.) в Петербурге и Нежине должны были готовить учителей для гимназий по названным дисциплинам. На четырехлетний срок обучения принимали после окончания классической гимназии. Студенты находились на казенном содержании и жили в интернате под постоянным надзором администрации. В каждом институте было по 100 студентов.
   Основное направление в содержании образования — классические языки и литература. Каждый выпускник института, независимо от выбранной специальности, должен был готовиться к преподаванию греческого и латинского языков.
   Из педагогических дисциплин изучались: история педагогики, общая педагогика и дидактика.
   Личная жизнь студентов строго регламентировалась, студентам запрещалось участие в каких-либо собраниях и общественных организациях, за нарушение запрета следовало исключение из института.Педагогические курсы для подготовки учителей военных гимназий
   Курсы для лиц с педагогическим образованием были открыты при 2-й Петербургской военной гимназии и имели двухгодичный срок обучения.
   Слушатели готовились к преподаванию в младших классах гимназий двух предметов, одним из которых был русский язык.
   Постановка учебно-воспитательного процесса на курсах была лучшей, чем в министерских педагогических заведениях. Здесь работали известные прогрессивные педагоги, сторонники идей КД. Ушинского. Прогрессивными и широкими взглядами отличался руководитель 2-й Военной гимназии и руководитель курсов.
   На курсах основательно изучались педагогика и психология, история педагогических идей. Слушатели курсов выполняли разного рода практические и творческие работы.
   Особенностью овладения методиками преподавания предметов слушателями было не теоретическое их изучение, а практическое их освоение: на уроках руководителя, на собственных уроках; благодаря анализу учебников и рекомендаций к ним. Уже на первом году обучения слушатель проводил 20—40 уроков; на втором — в течение целого полугодия.
   Летом слушатели проводили 1 месяц с учениками в лагере, организуя экскурсии, занятия по естествознанию.
   Курсы при 2-й Петербургской военной гимназии явились образцовым учебным заведением.
   В 1883 г. при реорганизации военных гимназий в кадетские корпуса курсы были закрыты.
   Основную массу учителей для средней школы готовили университеты.
   Однако университет мог дать молодым людям знания в той или иной области науки, но не мог научить передаче этих познаний другим с целью духовного их развития. Поэтому выпускникам университета требовалось дополнительное педагогическое образование. Одним из таких учреждений стал Педагогический институт, созданный по инициативе и на деньги П.Г. Шелапуптни для подготовки мужчин православного исповедания, получивших высшее образование, к педагогической деятельности в средних учебных заведениях. Принимались сюда выпускники всех высших учебных заведений.
   Общее число высших учебных заведений к 1917 г.: государственных — 65; негосударственных (общественных и частных) — 59.
   Основные события педагогической истории ХIХв.
   Были основаны;
   Государственные лицеи
   1811 (до 1844) — Царскосельский лицей.
   1844—1918 — Александровский лицей.
   Негосударственные, на частные пожертвования лицеи
   1803 — Демидовский юридический лицей в Ярославле (основатель П.Г. Демидов).
   1818 — Ришельевский лицей в Одессе (по имени одного из его основателей герцога де Ришелье).
   1820 — Нежинский лицей (основатели — князья АА. и ИА. Безбородко, попечители — Мусины-Пушкины).
   Университеты основаны:
   1804 — Казанский.
   1805 — Харьковский.
   1819 — Петербургский.
   1834 — Киевский.
   1865 — Одесский (Новороссийский).
   1888 — Томский.
   Гимназии
   1804 — классические и реальные (впоследствии — «реальные училища» — мужские министерские),
   С 60-х гг. — частные гимназии.
   С начала 60-х гг, — женские гимназии (негосударственные).
   Начальная школа
   С 1864 — развитие различных типов начальной школы: церковно-приходских, городских, земских, ведомственных и др.
   Женские учебно-воспитательные заведения
   1802, 1804, 1807, 1813 и тд. — для благородных девиц. Институты (закрытые): Екатерининские, Павловский, Патриотический, губернские.
   Для мещанок: отделения в институтах благородных девиц и специальные заведения — Петербургский, Симбирский дома трудолюбия; Астраханский и Девичий институт и др.
   Сиротские: в Москве, Петербурге, Иркутске и др.
   1872 — Высшие женские курсы в Москве, затем подобные в Санкт-Петербурге, Казани, Киеве и др.
   Высшие педагогические заведения
   С 70-х гг, — открытие высших учебных заведений, создаваемых общественностью («вольная школа»): музыкальных, театральных, политехнических, сельскохозяйственных, медицинских и др.
   1908 — народные университеты: им. А.А. Шанявского в Москве, им. П.A. Макушина в Томске, в Нижнем Новгороде.
   С 1870 — многочисленные учительские курсы в различных городах.
   С 1864 — развитие учительских семинарий.
   С 1872 — создание учительских институтов.

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...