Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (История образования и педагогической мысли) (Латышина Д.И.) arrow § 2. Педагогическая теория К.Д. Ушинского
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
§ 2. Педагогическая теория К.Д. Ушинского

§ 2. Педагогическая теория К.Д. Ушинского

   Человек как предмет воспитания
   «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» — так назвал свой капитальный труд в двух томах К.Д. Ушинский (в 1868 г. — I том, в 1869 г. — II). Он неоднократно переиздавался, в 1913 г. вышло 13-е издание. Но работа осталась незавершенной из-за кончины Ушинского.
   Антропологию К.Д. 'Ушинский понимал широко, как совокупность ряда наук: анатомии, физиологии и патологии человека, психологии, логики, истории, филологии, истории воспитания и др., изучающих человека и его деятельность. В этих науках излагаются и систематизируются факты о человеке — предмете воспитания. Особое значение имеют физиология и психология, так как они могут объяснить по возможности те психофизиологические явления, с которыми имеет дело воспитатель.
   Сам автор осознавал значение своего труда, когда писал, что предпринятая им попытка «антропологизации» педагогики первая, не только в отечественной, но и в «общей литературе». Она посвящена рассмотрению психофизиологических и социальных основ воспитания.
   В «Педагогической антропологии» Ушинский исследовал физиологические стороны организма человека и обусловленные ими психические явления. Этот анализ понадобился ему для того, чтобы в самой человеческой природе отыскать средства и резервы воспитания, которые он считал громадными; иметь возможность влияния на развитие ума, чувств, воли.
   «Мы не говорим педагогам — посыпайте так или иначе; но говорим: изучайте законы тех психических явлений, которыми вы хотите управлять, и поступайте, соображаясь с этими законами и теми обстоятельствами, в которых вы хотите их приложить. Не только обстоятельства эти бесконечно разнообразны, но и самые натуры воспитанников не походят одна на другую».
   На основании изучения природных задатков и особенностей психики Ушинский определял педагогические закономерности, позволяющие открыть приемы, методы, средства воспитания и образования.
   К.Д. Ушинский отмечал, что человек, его деятельность настолько многогранны, что никакая наука не в состоянии раскрыть эту проблему полностью, поэтому различные науки изучают отдельные стороны личности и сущности человека. В то же время важен целостный взгляд, обнимающий физическую и психическую стороны человеческой природы. Педагогическая антропология и призвана осуществить эту задачу целостного рассмотрения человека, так как педагогическая деятельность требует многосторонних знаний о предмете воспитания. Зная законы физического и психического развития ребенка, антропология предоставляет педагогу возможности неисчерпаемого влияния на него.
   Нельзя, конечно, требовать от воспитателя, чтобы он был специалистом во всех тех науках, из которых могут черпаться педагогические правила, но «можно и должно требовать, чтобы ни одна из этих наук не была ему совершенно чуждою, чтобы по каждой из них он мог понимать, по крайней мере, популярные сочинения и стремился, насколько может, приобрести всесторонние сведения о человеческой природе, за воспитание которой берется», — пишет К.Д. Ушинский в предисловии к своему труду (I т.).
   С позиций антропологии К.Д. Ушинский решал вопрос о роли наследственности, общественной среды и воспитания в развитии человека. И здесь, используя целостный подход, он утверждает, что все эти три составляющих одинаково значимы, их учет необходим педагогу в прак-тической деятельности. Ушинский отходит от тех крайностей в суждениях о роли наследственности и среды, которые высказывались различными философами и педагогами. Наследственность, как замечает Ушинский, еще мало изучена, но очевидно, что воспитанников отличают друг от друга наклонности, физические особенности, каждый из них индивидуален. «Факт наследственности замечается не только в отношении видимых особенностей тела, но также, и еще гораздо более, тех особенностей, причин которых мы не видим и не знаем, но которые предполагаем в неизвестных нам особенностях организма и более всего нервной системы». Педагогу следует помнить, что у ребенка нет ни врожденных пороков, ни добродетелей, но он несет в себе задатки наклонностей. «Руководствуясь такой мыслью, воспитатель не предастся растлевающему фатализму и не свалит на природу того, в чем.он, может быть, сам виноват или прямым своим влиянием, или тем, что допустил развиться тем стремлениям, которые бы никогда не развились, если бы он вступил своевременно в борьбу с ними и отнял у них ту пищу, которая дала им развитие. С другой стороны, руководствуясь такой мыслью, воспитатель не будет считать возможным одинаковое воспитание для всех и каждого и будет подмечать, какие наклонности образуются в ребенке с особенной быстротой и прочностью и какие, напротив, встречают сопротивление к своему образованию в самой природе». Признание наследственных задатков делает воспитательную деятельность педагога целеустремленной.
   Вместе с наследственными данными в образовании человеческого характера громадно влияние «внешних впечатлений», что открывает обширное поле деятельности для воспитания. Человек становится тем, кем он есть, благодаря влиянию всей жизни в самом широком смысле слова. Эта жизнь влияет и на врожденные особенности человека, давая им определенные направления в развитии. «Жизнь в широком смысле слова» включает в себя и воспитание.
   Школа, воспитатель, наставники многое определяют в становлении человека. Но они не единственные воспитатели, есть, может быть, даже более значимые непреднамеренные воспитатели, это природный мир, семья, общество, народ, его религия, его язык, т.е. природа и история.
   В воспитании ребенка, кроме «телесной природы», важно влияние этих воспитателей — жизненной среды и педагогов; от них во многом зависит, хорошим или плохим, волевым или безвольным, нравственным или безнравственным станет человек. При этом в процессе жизни человек и сам активно влияет как на среду обитания, так и на собственную натуру, изменяя и совершенствуя их. Воспитание играет тогда большую роль, когда отвечает интересам развития общества, служит им. «Не педагогика и не педагоги, но сам народ и его великие люди прокладывают дорогу в будущее: воспитание только идет по этой дороге и, действуя заодно с другими общественными силами, помогает идти по ней отдельным личностям и новым поколениям...».
   Ушинский советует педагогам тщательно изучать своих воспитанников, их физическую и душевную природу, обстоятельства их жизни.
   В предисловии к первому тому своей «Педагогической антропологии» он писал: «Воспитатель должен стремиться узнать человека, каков он есть в действительности, со всеми его слабостями и во всем его величии, со всеми его будничными, мелкими нуждами и со всеми его духовными требованиями. Воспитатель должен знать человека в семействе, в обществе, среди народа, среди человечества и наедине со своей совестью; во всех возрастах, во всех классах, во всех положениях, в радости и горе, в величии и унижении, в избытке сил и в болезни, среди неограниченных надежд и на одре смерти... Тогда только будет он в состоянии почерпать в самой природе человека средства воспитательного влияния, — а средства эти громадны!»
   Так кратко можно охарактеризовать антропологические подходы К.Д. Ушинского к педагогике. За прошедшие почти полтора столетия после написания им своего труда «Человек как предмет воспитания» науки, в частности, физиология и психология человека, продвинулись далеко вперед, и в этом смысле многие утверждения автора принадлежат уже прошлому, истории. Но стержневая идея Ушинского — необходимость для педагога знания предмета воспитания — человека во всех отношениях остается остроактуальной и сегодня. Более того, эта идея лежит в основе профессионально-педагогического образования в наши дни, определяя его направление и содержание. Ведь как утверждает К.Д. Ушинский, если педагогика хочет воспитывать человека во всех отношениях, она должна узнать его также во всех отношениях.
   Проблема народности в воспитании
   Понятие народности. Центральной идеей всей педагогической системы К.Д. Ушинского является идея народности, которая раскрыта им в работах «О народности в общественном воспитании», «О нравственном элементе в русском воспитании», «Вопросы о народных школах», «Общий взгляд на возникновение наших народных школ» и др. Идея народности живо обсуждалась в середине XIX в. деятелями отечественной культуры и науки, в основе ее лежало признание творческих сил народа в историческом процессе, отражение в литературе и искусстве психологии народа, его национального характера. Ее высказывали и разделяли те общественные деятели, которые отстаивали идею самобытности национальной культуры в противовес бездумному заимствованию западной.
   Ушинский был первым общественным деятелем, который, подняв проблему народности в воспитании, дал ей глубокое и убедительное теоретическое обоснование и реальное воплощение в практике. При этом народность в трактовке Ушинского не означала ни самозамкнутости и изолированности от чужих культур (славянофильство), ни механического перенесения к себе чужих достижений (западничество).
   Политика Министерства народного просвещения того времени была двойственной. С одной стороны, народное образование, для которого признавалась достаточной и необходимой такая народность, которая бы преследовала цель воспитания в духе православия и самодержавия, при сохранении убогого общего образования. С другой — сословные учебновоспитательные заведения, а также различные платные школы. В них, при сохранении тех же идей православия и самодержавия, вводились различные учебные дисциплины и осуществлялась ориентация на западную педагогику, языки, культуру, историю.
   К.Д. Ушинский предложил свой взгляд на сущность воспитания и образования, обосновав его идеей народности. Основные ее положения сводятся к следующему.
   — Единой для всех системы воспитания не существует, у каждого народа своя особенная национальная система воспитания. Даже у европейских народов, несмотря на единый когда-то фундамент образования, общие его истоки, имеется «своя особенная национальная система воспитания, своя особая цель и свои особые средства к достижению этой цели». «Под именем воспитания заключаются у каждого народа различные понятия».
   «Мы твердо убеждены, что в деле общественного воспитания подражание одного народа другому выведет непременно на ложную дорогу». Поэтому невозможно заимствовать у другого народа систему воспитания.
   — «Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью. Как нет человека без самолюбия, так нет человека без любви к отечеству, и эта любовь дает воспитанию верный ключ к сердцу человека...». Чувство народности является самым прочным среди других. Человек может забыть имя своей родины, но сохранить в себе черты своего народа. Так глубоко вкоренился элемент народности в человеке.
   — Каждый народ имеет свой идеал человека, который определяется его общественной жизнью и развивается вместе с ним. Этот идеал народа соответствует его характеру, определяется прошлым народа, его историей, которую он сам творил, и условиями общественной жизни; он воплощается в воспитании.
   — Драгоценным наследием для всех является опыт воспитания у других народов. Но как нельзя устроить жизнь по образцу другого народа, как бы заманчив и хорош он ни был, так же невозможно и воспитывать по чужой педагогической системе. Заимствуя безоглядно чужие идеи, «мы переносим только их мертвую форму, их безжизненный труп, а не их живое и оживляющее содержание». И хотя чужой опыт воспитания принадлежит всем, народное воспитание отражает жизнь своего народа. Может быть заимствована «рациональная сторона» — отдельные педагогические идеи, как, например, идеи общественного воспитания, организации школ, но в практике любого народа они перерабатываются творчески и преломляются в духе данного народа.
   — Народность является общей закономерностью воспитания у любого народа, определяет цели воспитания и содержание педагогических идей. Если воспитание хочет быть действенным, оно должно быть народным.
   — Не следует смешивать науку, которая является общей для всех народов, с воспитанием.
   — Необходимо развитие общественного мнения, общественной инициативы в деле воспитания; успешное решение проблем национального воспитания возможно тогда, когда они станут семейными вопросами для каждого члена общества.
   Пути реализации идеи народности в воспитательной практике. Воплощение идеи народности возможно при наличии народной школы, участие в организации которой должен принять сам народ, руководствуясь при этом своими потребностями. В образовательной политике Министерства просвещения XIX в. проводилось навязывание школы сверху соответствующими циркулярами. Ни широкого обмена мнениями в печати, ни дискуссий образовательное ведомство не проводило, а высказываемые обществом идеи не воспринимало. В то же время, как пишет
   К.Д. Ушинский, «...нет теперь вопросов современнее и важнее, как вопросы о том: чем должны быть русские народные школы? В каком отношении должны находиться народные школы, с одной стороны, к обществу, с другой — к общей учебной администрации?». Для решения этих вопросов нужно обратиться к самому народу, так как невозможно создать подлинно народную школу и систему общественного воспитания, не зная его материальных и духовных потребностей.
   «Воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа», — писал он. Только народная школа может разбудить потребности самых широких масс в знаниях: «Общественное воспитание, которое укрепляет и развивает в человеке народность, развивая в то же время его ум и его самосознание, могущественно содействует развитию народного самосознания вообще; оно вносит свет сознания в тайники народного характера и оказывает сильное и благодетельное влияние на развитие общества, его языка, его литературы, его законов, словом, на всю его историю».
   Решая вопрос о школах для народа, необходимо научиться понимать народ, сродниться с ним, помогая ему прокладывать исторические пути.
   «Не забудем, что если мы многому хотим учить простой народ, то есть многое, чему мы сами от него набились. Ведь это народ создал язык, глубины которого не измерить, создад поэзию, именно народные источники создали всю литературу, ...этот простой народ, наконец, создал и эту великую державу, под сенью которой мы живем»4. Тот, кто знает историю России, поймет, что народное образование следует вручить самому народу. А администрация и высшие слои общества могут содействовать этому делу убеждением, разъяснением, материальной и интеллектуальной помощью, а не принуждением, запрещением, регламентациями, которые больше всего в ходу. Те люди, которым народ поручает организацию дела образования, должны исходить из действительных потребностей народа, из понимания закономерностей его развития и прокладывать народу дорогу вперед.
   Таким образом, определять, какой должно быть школе, может сам народ, а демократически настроенная общественность — помогать ему; опека Министерства просвещения служит только помехой в этом деле.
   Однако К.Д. Ушинский понимал и то, что простой народ забит, невежествен, беден и безграмотен в своей массе, по этой причине многие крестьяне не видят и нужды в школах: «...Тяжелая бедность, перебивающаяся изо дня в день, не позволяет еще и подумать о школе. Понятно, что там, где крестьянин едва может прокормить своих детей, да и то не чистым хлебом, а пополам с лебедой, соломой или мякиной, трудно появиться школе». В некоторых местах укоренилось поголовное пьянство, отдаленность и уединенность сел — все это также не позволяет еще «взглянуть на школу открытыми глазами». И поэтому без экономического улучшения положения народа невозможен подъем образования; но в то же время хорошо поставленное народное образование будет влиять на поднятие уровня экономической жизни. Государству не нужно жалеть средств на народную школу, это окупится с лихвой для отечества. Ведь хорошо поставленное народное образование развивает и поддерживает разумную предприимчивость и трудолюбие, укрепляет нравственность, т.е. открывает те источники, из которых вырастает народное богатство.
   Устройство хороших народных школ в конечном счете есть наиболее выгодная финансовая операция, ибо образование создает подлинные источники народного богатства, увеличивая умственный и нравственный капитал народа, без которого все прочие остаются мертвыми.
   Ушинский твердо верил, что развитие любого государства зависит от степени образования народа, а оно, в свою очередь, влияет и на «образ правления государства».
   Итак, для того чтобы школы были народными, они должны быть вручены самому народу, отвечать его запросам и потребностям. Но государство обязано обеспечить народу высокий уровень жизни, чему в свою очередь будет способствовать образование народа.
   Важным являлся вопрос о том, чему учить в народной школе. В статье «О необходимости сделать русские школы русскими» (1867) Ушинский с горечью писал, что ни гимназии, ни университеты (а они прежде всего обеспечивали школу учителями) не озабочены изучением отечественной истории и культуры, что образованная часть общества ориентирована на изучение иностранных языков, иностранной литературы и достаточно необразованна по части своего отечества. Если бы организовать экзамен, пишет Ушинский, профессорам, литераторам и всем тем, кто получил университетское образование по части знания России, то результаты были бы плачевны. Не то в заграничной школе: человек западный более всего и ближе знаком со своим отечеством, с родным языком, литературой, гео-графией, историей. «Только русский, ...изумляя иностранца своим безукоризненным выговором на иностранных языках, в то же время часто говорит плохо на своем отечественном и почти всегда пишет с грубыми ошибками, знает подробно историю французской революции и в то же время глубокомысленно задумается над тем, в котором столетии жил Иоанн Грозный...».
   В школе, создаваемой на началах народности, необходимо основательное знание России, знание, проникнутое любовью к ней. Из всего объема имеющихся сведений о мире можно выделить необходимые, полезные и приятные; необходимые сведения должны быть прежде всего положены в основу изучения других. Такими необходимыми знаниями для каждого человека являются: умение читать, писать и считать, знание основ своей религии и знание своей родины, считал Ушинский.
   Подлинная народность в воспитании и образовании выражается и проявляется в родном языке. «Изучением родного слова мы вводим дитя в дух народа, создание его многовековой жизни, в тот единственный живой ключ, из которого бьется всякая сила, всякая поэзия», — писал Ушинский.
   Родной язык — это лучшее средство развития, познания и самопознания. Поэтому родной язык есть основа обучения; вместе с языком усваиваются и духовные ценности, созданные предшествующими поколениями, познается вся окружающая жизнь, история России. Родное слово связывает ребенка со своим народом. «Язык народа — лучший, никогда не увядающий и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни, начинающейся далеко за границами истории. В языке одухотворяется весь народ и вся его родина... Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое, историческое живое целое», — пишет К.Д. Ушинский в статье «Родное слово».
   Язык будит мысль, развивает логику мышления: «Усваивая родной язык, ребенок усваивает не одни только слова, их сложения и видоизменения, но бесконечное множество понятий, воззрений на предметы, множество мыслей, чувств, художественных образов, логику и философию языка — и усваивает легко и скоро, в два-три года, столько, что и половины того не может усвоить в двадцать лет прилежного и методического учения».
   Родное слово — это удивительный педагог, оно объясняет ребенку «природу, как не мог бы объяснить ее ни один естествоиспытатель, онознакомит его с характером окружающих его людей, с обществом, среди которого он живет, с его историей и его стремлениями, как не мог бы познакомить ни один историк; оно вводит его в народные верования, в народную поэзию, как не мог бы ввести ни один эстетик; оно, наконец, дает такие логические понятия и философские воззрения, которых, конечно, не мог бы сообщить ребенку ни один философ».
   Такая горячая защита Ушинским родного слова была вызвана тем, что к живому народному языку пренебрежительно относились не только в гимназии; и в народной школе он был представлен бедно, здесь учили правилам чтения, письма, религии, счету, но не открывали богатств родного слова.
   Образцом того, как нужно изучать родной язык в начале обучения в школе или семье, стали учебные книги КД Ушинского «Детский мир. Хрестоматия» (1861) и «Родное слово» (1864). Они содержат произведения устного народного творчества, фрагменты из классической литературы: Тютчев, Фет, Полонский, Майков, Некрасов, Никитин, Огарев, рассказы о природе, жизни крестьян, т.е. родные картинки родной жизни.
   Кроме родного языка в народной школе необходимо вести изучение основ наук: истории, географии, естествознания и др. Так образование будет вводить человека в жизнь родной страны, готовить для жизни творческой и плодородной.
   Идея народности в воспитании еще при жизни КД Ушинского приобрела большую общественную поддержку.
   Преобразование народной школы
   Характеризуя К.Д. Ушинского как реформатора школы, подчеркнем прежде всего его деятельность в области начальной школы. В процессе практической педагогической деятельности и исследования воспитательных систем, изучения реальных условий и факторов, благоприятствующих школьному делу в России, Ушинский наметил путь развития начальной школы. Благодаря ему начались преобразования в народной школе, которые шли снизу, от самих учителей и организаторов народного образования, а не сверху, не от Министерства народного просвещения. К.Д. Ушинский производил эти изменения опосредованно, благодаря своим учебным книгам, использованию их в преподавании, участию в общественной жизни.
   Народная начальная школа до середины XIX в. продолжала обучать по старинке: ученики механически зазубривали «аз, буки, веди...», мучительно складывая из букв слова, читали Часослов; через содержание учебных пособий проводились идеи самодержавия и православия. В 60-х гг. начали развиваться новые земские школы, но для них еще не было создано соответствующих их духу и назначению учебных книг.
   «Детский мир. Хрестоматия» и «Родное слово» К.Д. Ушинского — учебные книги нового типа, ставшие на десятилетия эталоном подобных пособий.
   Именно «Родному слову» суждено было стать самой известной книгой Ушинского и — на многие годы — основным учебником для начальных занятий русским языком с детьми 6—9 лет. Всегда желая, чтобы мать была первым учителем своего ребенка, он предназначил книги для школ и домашнего воспитания, имея в виду прежде всего «детей так называемого образованного класса, который испортил свой родной язык, лишив его цвета, красок поэзии и жизни».
   Новаторство автора этих книг состояло в следующем:
   — постановка и реализация развивающей цели обучения;
   — подбор для ее достижения соответствующего содержания;
   — решение задач воспитания;
   — разработка методов общего развития детей при обучении родному языку.
   Теоретическая идея, положенная в основу учебных книг, заключалась в том, чтобы реализовать в процессе обучения идею развития в единстве речи и мышления, развития мышления с опорой на чувственный опыт ребенка, осуществление через преподавание родного языка умственного и нравственного воспитания.
   «...Дитя при самом начале учения должно не только учить читать и писать, но еще более развивать, беседуя с ним о предметах, ему близких. В таких беседах дитя приучается, во-первых, наблюдать предмет или явление, совершающееся перед его глазами; во-вторых, связывать свои наблюдения и выводить из них по возможности идеальную мысль; в-третьих, выражать эту мысль в словах... »
   Достижению цели развития ученика служило содержание учебных книг: оно включало в себя значительное количество материалов естественно-научного характера, в них также были включены картины истории отечества, произведения русского народного творчества, художественные произведения. Рассказы, повести, стихотворения, сказки, пословицы, поговорки были тщательно отобраны К.Д. Ушинским.
   В книгах «Родного слова» около 130 самых разнообразных текстов написаны самим Ушинским. Через небольшие описания природы и путешествий, рассказы о природе, животных и растениях («Четыре желания», «История одной яблоньки») он знакомил детей с родной страной.
   Ушинский умел заинтересовать маленьких читателей самыми обыкновенными предметами и явлениями, большое внимание уделял статьямпознавательного характера. Образцом является деловая «статейка» (термин Ушинского) «Как рубашка в поле выросла», она знакомит детей со всеми этапами процесса производства ткани. Реальные знания и умения, изложенные в простой форме научной прозы, помогают детям ясно выражать свои мысли, развивают логическое мышление, внимание, а простой язык, фольклорные приемы помогают сделать процесс обучения легким и приятным. Эта статья и сегодня включается в школьные книги для чтения.
   Необходимость включения естественно-научных материалов мотивировалась К.Д. Ушинским тем, что они помогут познанию объективных законов развития мира. При чтении статей о смене времен года и связанных с ними изменениях в жизни животных и растений дети будут осознавать причинно-следственные связи в природе, учиться наблюдать и передавать в связной речи свои впечатления; все это приучает ум к строгой логичности.
   Включая в «Детский мир» и «Родное слово» художественные произведения, К.Д. Ушинский исходил из таких мыслей: «На нравственное чувство должно действовать непосредственно само литературное произведение, и это влияние литературных произведений на нравственность очень велико; то литературное произведение нравственно, которое заставляет дитя полюбить нравственный поступок, нравственное чувство, нравственную мысль, выраженные в этом произведении. Кроме того, всякое искреннее наслаждение есть уже само по себе источник нравственного чувства». Этой же цели разностороннего развития детей служит и внесение в книги произведений народного творчества — загадок, сказок, песенок, шуток и т.п. При этом Ушинский не просто отбирал, но творчески обрабатывал фольклорные тексты, брал из сказок «понятное для детей и не оскорбляющее их нравственного и эстетического чувства», довольно свободно с ними обращаясь: сокращал, дописывал, смягчал излишний натурализм деталей, работал над языком — так, что «в них мораль стала прозрачной, сюжет острым, содержание доступным, язык разговорно-народным». «Я позволил себе кое-где сокращать сказки... Имея педагогическую, а не литературную цель, я не боялся делать подобные перемены, но везде, где можно, держался воззрений и выражений народа». Для двух книг «Родного слова» Ушинский отобрал 24 сказки, многие из которых («Репка», «Колобок», «Теремок» и др.), бытовавшие в разных вариантах, сейчас печатаются главным образом в пересказе Ушинского и остаются лучшими обработками для детей. Порой его версии становились по сути оригинальными произведениями («Дедушка и внук»).
   Перед изучением родного языка поставлены три задачи, решаемые одновременно:
   — развитие дара слова;
   — созидательное обладание сокровищами родного языка;
   — усвоение логики языка.
   К.Д. Ушинский был первым, кто заявил, что упражнения ребенка в языке — необходимое условие развития. Это различные устные и письменные работы, которые должны быть по возможности самостоятельными, систематическими и логическими. Введение ребенка в родной язык означает введение его в мир народной мысли, народного чувства, народной жизни, ведь природа страны и история народа, отражаясь в душе человека, выражены в слове.
   В развивающем обучении, по мнению автора учебных книг, особое место занимают занятия по грамматике, систематические упражнения в которой приучают ребенка к научной логической систематизации. Но здесь следует остерегаться таких упражнений, которые делают занятия «для детей невыносимо скучными», способствуют механическому обучению правилам.
   Вышедшее в 1870 г. «"Родное слово". Год 3-й (Первоначальная практическая грамматика с хрестоматией)» было первым опытом наглядного изложения грамматики, которую преподавали до этого лишь в старших классах. Основные законы языка Ушинский раскрывал через анализ живой речи, художественного текста. Не ограничиваясь грамматикой, книга учила детей рассуждать о знакомых предметах, выражать свои мысли. Именно благодаря Ушинскому в русской школе заговорили о праве учащихся на рассуждение, собственное суждение.
   Если обратиться к практике школьного обучения того времени, можно увидеть, что схоластика, зубрежка, заучивание правил были характерными его чертами и превращали учение в трудное, скучное занятие. К.Д. Ушинский придал начальному обучению совершенно иное направление, включив методы активной работы: анализ и синтез, наблюдения и обобщения. Им был введен и новый метод обучения грамоте — звуковой анахитико-синтетический (используется в современной школе).
   Введение наглядности обучения, включавшего в себя использование картинок, собственные наблюдения ученика диктовались, по мнению Ушинского, тем, что детская природа требует наглядности, «...дитя, если можно так выразиться, мыслит формами, красками, звуками, ощущениями вообще, и тот напрасно и вредно насиловал бы детскую природу, кто захотел бы заставить ее мыслить иначе», — пишет он в «Книге для учащих». Эту идею К.Д. Ушинский воплотил в своих учебных книгах, снабженных в изобилии картинками, что сделало их необычными и привлекательными для учащихся.Успех обучения Ушинский связывал и с тем, какой деятельностью занят ученик.
   «Основной закон детской природы можно выразить так: дитя требует деятельности беспрестанно и утомляется не деятельностью, а ее однообразием и односторонностью. Заставьте ребенка сидеть, он очень скоро устанет; лежать — то же самое; идти он долго не может, не может долго ни говорить, ни петь, ни читать, и менее всего думать; но он резвится и движется целый день, переменяет и перемешивает все эти деятельности и не устает ни на минуту... Педагог должен прежде всего учиться у природы и из замеченного явления детской жизни выводить правила для школы; заметим же, что чем моложе возраст, тем более требует он разнообразия деятельности». И этот «дар природы» — стремление к активности — необходимо использовать для развития и воспитания ребенка, опираться на него, только тогда обучение будет развивающим и воспитывающим. Активная учебная деятельность ребенка способствует его умственному, нравственному и эстетическому развитию, и важно научиться, призывал Ушинский, управлять ею, учитывая возрастные и индивидуальные особенности учащихся.
   При составлении учебных книг К.Д. Ушинский руководствовался своей научно-педагогической системой; в этом смысле его детские книги можно назвать первыми в России, основанными на научном, психологопедагогическом фундаменте. Материалы книг интересны детям, они расположены в соответствии с возрастанием трудности, каждая часть книги органично связана с предшествующей и последующей, учтены возрастные, психологические особенности детей.
   В своем обширном руководстве по работе с книгой для начального обучения «Родное слово. Книга для учащих. Советы родителям и наставникам о преподавании родного языка по учебнику «Родное слово» (1864) Ушинский осветил основные стороны начального обучения: организацию, содержание и методику преподавания изучаемых предметов, дидактические принципы, приемы обучения; развитие учащихся с опорой на их психофизиологические особенности и др. «Книга для учащих» была первой объемной работой в России по дидактике первоначального обучения, заложившей ее основы и получившей претворение в практике начальной школы. В ней четко, ясно, предельно конкретно представлены задачи и методы обучения, даны главнейшие педагогические правила. Особая ценность этой работы Ушинского состоит и в освещении в ней задач воспитания, взаимоотношений наставника и ученика.
   В течение нескольких десятилетий она оставалась для многих учителей и родителей самым необходимым и любимым пособием.
   Появление учебных книг К.Д. Ушинского было большим событием в педагогической жизни XIX в. С первых же дней у них появились восторженные поклонники и ожесточенные враги. Следует заметить, что автор книг создавал их не для народной школы: так, «Детский мир» — для воспитанниц Смольного института, «Родное слово» — для городских дворянских, мещанских, купеческих детей и для семейного изучения. Но неожиданно для самого автора книга, предназначенная для городской семьи, получила очень широкое распространение, переступив порог и земских школ, чем Ушинский был тронут и удивлен. На первых порах после ее издания счастливый автор был засыпан благодарностями от учителей и родителей. «Перлом нашей педагогической литературы» назвал «Родное слово» Н.А. Корф, введя ее в 89 земских училищах своего уезда. При жизни КД Ушинского было 10 переизданий книги.
   Появились и противники, первым и главным опасением которых было то, что книги, включающие естественно-научный материал, будут разрушать религиозные верования детей, особенно яростными были нападки со стороны представителей духовенства. Результатом этой критики был запрет Министерства народного просвещения в 80-е гг. на использование «Родного слова» в школах, который продлился 15 лет.
   И словно в насмешку над запретом в эти годы было 25 новых переизданий книги, что говорит о ее востребованности и широком распространении вопреки мнению Министерства. На протяжении 50 лет (до 1917 г.) ни конкуренция со множеством книг аналогичного содержания, появившихся после учебников К.Д. Ушинского, ни прямое их запрещение, ни ожесточенная полемика вокруг них не остановили учителей народной школы, широко использовавших книги в практике первоначального обучения. «Родное слово» выдержало 146 переизданий, а тираж книги в XIX в. был более 8 млн. Такого количества изданий не имела ни одна учебная книга до 1918 г.
   Благодаря книгам К.Д. Ушинского народная школа стала преображаться: в нее вошло новое содержание обучения, стали использоваться новые педагогические методы и приемы, рекомендованные их автором. Особенно тепло были встречены книги общественными деятелями, с энтузиазмом занимавшимися земскими училищами. У К.Д. Ушинского появилось много последователей, использовавших его теоретические идеи и создавших свои книги: Н.Ф. Бунаков, В.П. Вахтеров, НА Корф, Д.И. Тихомиров и много др. И современная школа России многое черпает из теоретических идей К.Д. Ушинского, опирается на открытые им методы обучения. Начальная школа до сих пор предлагает детям чтение статей Ушинского и сказок, им переработанных.
   Огромным было значение разработки идеи народности в обучении и основанных на ней содержания и методов школьного образования для представителей педагогической общественности многих народов России. Под влиянием трудов У шине ко го были разработаны учебники родного языка для национальных школ: грузинской (Я.С. Гогебашвили), армянской (Г. Агаян), казахской (И. Алтынсарин), татарской (К. Насыри). «Эти учебные книги по содержанию стали передовыми для своего времени, строились на современном материале, авторы их были горячими приверженцами и последователями великого Ушинского» — так оценил их Н.К. Гончаров — исследователь педагогического творчества К.Д. Ушинского.
   Цели, содержание, методы школьного обучения
   В большом количестве педагогических статей, в «Педагогической антропологии» Ушинский рассматривал проблемы школьного образования и предлагал их решение.
   Цели и вытекающее из них содержание образования. Одним из самых острых и спорных во второй половине XIX в., как, впрочем, и в XX в., являлся вопрос о содержании школьного образования, так как, по выражению К.Д. Ушинского, педагогика мало заботилась о том, «для чего что-нибудь учится». При выборе предметов обучения, как правило, руководствуются рутиной, модой.
   «Мы валим в детскую голову всякий, ни к чему не годный хлам, с которым человек не знает, что потом делать, тогда как в то же самое время самые образованные люди не знают того, что необходимо было бы им знать...»2 Школа при этом озабочена больше всего формальнымразви- тием, т.е. развитием у ученика умственных операций, способностей к умственной деятельности, обращает все внимание на «формальное развитие рассудка». Наиболее подходящими учебными дисциплинами, ведущими к достижению этой цели, представлялись Министерству народного просвещения классические и иностранные языки, упражнения в которых развивали формальные способности.
   Считалось, что в процессе овладения школьными предметами у ученика необходимо развивать наблюдательность, умение анализировать факты, строить умозаключения. Это, безусловно, важная цель образования, но недостаточная. Воображение, фантазия, способность к самостоятельному приобретению знаний не менее важны для человека и также должны развиваться при обучении. Отсюда и одной из целей образования, как ее понимает Ушинский, можно назвать развитие мышления, общих умственных способностей человека, выступающее как развитие их многочисленных составляющих. Наряду с умственным развитием школа призвана помочь в развитии памяти, воли и других психических свойств личности ученика.
   Однако достичь названной цели образования можно, лишь предложив школе реальные, «материальные» знания, отвечающие потребностям развивающейся жизни. «Каждая наука развивает человека, насколько хватает ее собственного содержания, и развивает именно этим содержанием, а не чем-нибудь другим». Но потенциальные педагогические возможности учебных дисциплин различны, и воздействие их на учеников будет либо ничтожно и малопригодно для жизни, либо оптимально. Поэтому, решая задачу подготовки для жизни новых поколений, школе необходимо отобрать такое содержание обучения, при котором будет возможным осуществить главные цели обучения.
   — развитие психики ученика, в том числе умственных способностей;
   — подготовка ученика к настоящей и будущей жизни;
   — развитие мировоззрения и нравственных убеждений.
   Вопрос о подготовке к жизни Ушинский рассматривает широко, включая в него такие аспекты, как обогащение учеников необходимыми знаниями и развитие личностных качеств детей: воли, характера, трудолюбия.
   Школьные дисциплины. Необходимыми для изучения в школе КД. Ушинский считает те, которые дают многообразные знания о природе и обществе, способствуют всестороннему развитию и подготавливают к жизни. Этой общей задаче целостного и всестороннего развития ученика должна быть подчинена вся деятельность школы и учителя. Материалами, необходимыми для такого развития обладают родной язык, география, история отечества, естествознание, математика, литература, т.е. те дисциплины, которым придавали меньше всего значения в школе в те годы. Но важен не только перечень наук, так же существенны цели их изучения. К.Д. Ушинский возражает против утилитарного подхода к изучению наук, когда в них ищут «не мысли, не пищи духу, развивающей и укрепляющей его, не уяснения воззрений человека на самого себя и внешний мир, а только знаний, которые необходимы для той или другой практической жизни». Подготовка к жизни вовсе не означает немедленной пригодности науки к ее применению в жизненной практике, т.е. ее утилитарности. Имеется целый ряд наук, которые не могут быть приложимы к практике, но их ценность безусловна, так как они развивают те общечеловеческие качества личности, которые важны для каждого. К.Д. Ушинский приводит в пример историю, знание которой помогает человеку уяснить ход исторического процесса человеческого общества, извлечь из нее нравственные уроки; она может подействовать на характер и образ мыслей человека, отразиться в его поступках. Общечеловеческое образование, в отличие от узкоспециального, и ведет к гармоничному, целостному развитию личности, объясняет жизнь и вводит человека в нее.
   В то же время, предостерегает Ушинский, не следует упускать из виду того, что ребенок, обучаясь в школе, будет готовиться жить в «индустриальном веке» с его быстрым развитием наук и постоянно изменяющимися условиями жизни, к которым он также должен быть готов.
   Воспитательные возможности обучения. Рассматривая современную ему практику обучения, КД. Ушинский отмечает, что наука используется часто в утилитарных целях и фальсифицируется. «Меркантильное направление нашего века, постоянно усиливающее свой натиск, проникло не только во все слои общества, во все сферы жизни, но даже в науку и школу». Результатом «меркантильного направления» становится для ученика не получение знаний, а приобретение положения в обществе. «Как яда, как огня надо бояться, чтобы к мальчику не забралась идея, что он учится только для того, чтобы как-нибудь надуть своих экзаменаторов и получить чин, что наука есть только билет для входа в общественную жизнь...»
   При отборе содержания школьных дисциплин необходимо руководствоваться выбором тех, которые развивают мировоззрение и действуют «не на одно увеличение запаса знаний, но и на убеждения человека». Знания, сообщаемые науками, должны выстроиться в «светлый и обширный взгляд на мир», а каждый ученик в соответствии со своим возрастом — иметь «округленное миросозерцание». Особую роль в этом процессе выполняют науки гуманитарные, которые помогают ученику осознать назначение человеческой жизни и деятельности.
   Хорошо продуманное и организованное обучение помогает достичь целей нравственного развития ребенка. К.Д. Ушинский подмечает, что жизнь общества дает ученику не только примеры истинной нравственности. «Жажда денег, неверие в добро, отсутствие нравственных правил, презрение к мысли, любовь к окольным тропинкам, равнодушие к общественному благу, снисходительность к нарушению законов чести... — вот враги воспитания, с которыми оно призвано бороться».
   В руках школы имеется средство, способное помочь педагогу предотвратить развитие нравственных пороков, — это содержание учебного материала, отраженное в учебных книгах. К.Д. Ушинскии и в этом случае не только призывал педагогов к решению нравственных задач воспитания, но дал школе и необходимые средства — свои учебные книги. «Детский мир» и «Родное слово» наполнены статьями, художественными произведениями и народными сочинениями, пронизанными чувством любви к родине, восхищения ее героической историей и состраданием к бедствиям простых людей. О чем бы ни повествовали книги: о природе, животных, жизни людей в городе и деревне, в них явственно звучат патриотические мотивы; патриотизм Ушинский считал самой важной и глубокой наклонностью человека
   Через тексты книг проходят идеи добра и осуждения зла, даются конкретные примеры нравственных поступков.
   Учебный труд. Задача школы состоит не только в передаче знаний и развитии мышления, она должна вызвать у ученика «жажду серьезного труда, без которой жизнь его не может быть ни достойной, ни счастливой». Человек имеет врожденную способность — потребность в труде. Но уже в детстве, в силу разных обстоятельств, эта потребность может либо развиваться, либо погаснуть. Забота школы и состоит в том, что она призвана открыть своему воспитаннику возможность найти полезный труд в будущей жизни. «Самое воспитание, если оно желает счастья человеку, должно воспитывать его не для счастья, а приготовлять к труду жизни... должно развить в человеке привычку и любовь к труду; оно должно дать ему возможность отыскать для себя труд в жизни». А чтобы человек искренне полюбил серьезный труд, нужно внушить ему серьезный взгляд на него. Для человека в детском и юношеском возрасте главный интерес в жизни должно составлять учение.
   Как обстоит дело в этом отношении в школе? Нередко учитель приучает своих воспитанников убивать время в классе, толкуя им без воодушевления о том, что они затем найдут в книге; ведь учитель не знает других методов, способных возбудить и поддержать внимание учеников. На другой день учитель спрашивает урок одного, двух, трех учеников, а остальные считают себя свободными от каких-либо дел. Так ученик приучается к ничегонеделанью, к бездумному времяпровождению. Не стоит учителю надеяться на то, что ученик сам увлечется предметом, что только занимательное его изложение вызовет интерес к нему. Наставнику необходимо помнить, что его обязанность состоит в приучении воспитанников к умственному труду, развитие у них привычки к труду. Серьезный, дельный труд всегда тяжел, утверждает Ушинский в статье «Труд в его психическом и воспитательном значении» (I860) и предлагает средства, способные развить привычку к труду.
   1. Не учить ученика, а только помогать ему учиться. На долю ученика необходимо оставить столько труда, сколько он в состоянии одолеть, а наставнику следует помочь с освоением учебного предмета, дать возможность испытать наслаждение от своего труда.
   2. Не надрывать сил ребенка в умственной работе. Но и не давать им засыпать. Умственный труд тяжел, мечтать — легко и приятно, думать же трудно. Ученик готов лучше часами сидеть без мысли над одной и той же страницей или вызубрить ее, чем подумать серьезно хотя бы несколько минут. Значит, надо приучать его к умственному труду.
   3. Приучать к труду постепенно. Для того чтобы ученик был способен легко и без вреда для здоровья выносить умственный труд, нужно действовать осторожно, понемногу увеличивать нагрузку, приучая его к умственным усилиям. Вместе с привычкой к труду появится и любовь к нему, и жажда труда.
   4. Менять виды трудовой деятельности. Отдых от умственного труда состоит вовсе не в том, чтобы ничего не делать, а в том, чтобы переменить дело. Физический труд является приятным после труда умственного; поэтому уборка классных комнат, занятия в саду и огороде, токарным мастерством, переплетом книг и т.д. принесет как материальную пользу, так и послужит отдыхом. В детском возрасте такой переменой деятельности является игра.
   «Более всего необходимо, чтобы для воспитанника сделалось невозможным то лакейское провождение времени, когда человек остается без работы в руках, без мысли в голове, потому что в эти именно минуты портится голова, сердце и нравственность».
   Необходимость использования учителем разнообразных методов. Рекомендации К.Д. Ушинского о развитии жажды труда в воспитанниках требовали знания наставником соответствующих приемов, способов, методов.
   Но этого-то как раз и недоставало учителю. Так объясняет ситуацию этого времени ВЯ. Струминский, исследователь творчества К.Д. Ушинского: «...в середине 60-х годов (XIX в.) в нашем обществе было всеобщее воодушевление педагогическим делом, задачей развития детей, желанием ознакомить их скорее чуть ли не с последними выводами науки, — между тем знакомства с методикой не было ни малейшего даже у специалистов по профессии».В своих работах «"Родное слово". Книга для учащих», «Педагогическая антропология» Ушинский не только изложил дидактику начальной школы, но развил и общедидактические идеи', о необходимости наглядности в преподавании, обращении к опыту и знаниям учащихся, последовательности в изучении наук, о продвижении от известного к неизвестному, опоре на интерес, об учете возрастных особенностей детей. Кроме того, Ушинский описал методы, приемы обучения, знания которых так не хватало учителю.
   Мысль Ушинского о том, что выбор метода обучения определяется возрастом учащихся, что чем меньше возраст учеников, тем больше требуется педагогических знаний учителю, высказана им так: «У педагогики очень широкое основание и очень узенькая верхушка: дидактика первоначального преподавания может наполнить томы; дидактика чтения лекций в университете может быть выражена в двух словах: знай хорошо свой предмет и излагай его ясно»1. Это «широкое основание» и было разработано им.
   Многие методические приемы, предложенные К.Д. Ушинским, известны сегодня каждому из своей школьной жизни, так как составители учебников и учителя используют идеи Ушинского и в настоящее время.
   Педагогическая наука и искусство воспитания
   Что такое педагогика — наука или искусство? Этот вопрос поднимает К.Д. Ушинский в ряде своих работ. Определив, что предмет воспитания — это человек, Ушинский, исходя из этого, рассматривает и содержание педагогической науки. Подвергнув критике современную ему педагогику за голословные утверждения и рецептурность, неприложимые к делу воспитания, он предлагает свое представление о ней. Педагогика — это наука, но наука особенная.
   Педагогика как наука. В «Педагогической антропологии» Ушинский подчеркивает, что необходимо выделить в ней два пласта: педагогику в «обширном смысле» как собрание знаний, необходимых и полезных воспитателю, и педагогику в «тесном смысле» как собрание воспитательных правил. Первый пласт — это научные знания о человеке по разным отраслям наук и осознание на основе знания наук цели воспитания. Последнее особенно важно в педагогической деятельности, так как без определения цели (а она во многом подсказывается философией), трудно рассчитывать на успех воспитания. Так же как архитектор, принимаясь за строительство здания, представляет себе, что он будет возводить: дом для жилья или торжественные ворота, или сарай, или гостиницу, так и воспитатель не может не знать, какого человека он хотел бы подготовить к жизни. «Вверяя воспитанию чистые и впечатлительные души детей, вверяя для того, чтобы оно провело в них первые и потому самые глубокие черты, мы имеем полное право спросить воспитателя, какую цель он будет преследовать в своей деятельности, и потребовать на этот вопрос ясного и категоричного ответа», — пишет КД. Ушинский в предисловии к «Педагогической антропологии».
   Педагогика в «тесном смысле» имеет в виду правила и законы преднамеренной деятельности наставника, направленной на развитие ума, чувств, нравственности ребенка. Из определения цели вытекают как содержание, так и методы, приемы воспитания. Таким образом, педагогика в широком понимании, как научное знание о человеке и целях его воспитания, позволяет определить и конкретную его методику. В целом же можно сделать заключение, что педагогика в понимании К.Д. Ушинского — это наука о законах развития человека и способах его воспитания на основе этих законов.
   При определении научного содержания педагогики важно выявить роль в нем теории и практики. В обществе господствуют две крайние точки зрения: одна из них — педагогика — это теория об абстрактных началах воспитания, ее придерживаются теоретики, вторая — практика воспитания не имеет никакого отношения к этим философским теориям, ее чаще всего высказывают практики. Середину между этими крайностями заполняет теоретико-практическая педагогика. Ведь нет, утверждает Ушинский, такого педагога-практика, который бы не руководствовался своей, хотя, может быть, и туманной теорией; также и смелый теоретик хотя бы изредка оглядывается на факты. Придавая большую роль фактам, следует помнить, что они сами по себе не означают опытности в воспитательной деятельности. Факты ценны тогда, когда они анализируются, обобщаются, осознаются и складываются в теорию. В теории передается мысль, выведенная из опыта, а не сам опыт; его невозможно воспроизвести повторно.
   Призывая педагогов изучать педагогическую теорию, Ушинский предостерегал от стремления педагогов получить готовый рецепт воспитания. Нельзя ограничиться изучением педагогических рекомендаций, так же как и знаниями, вынесенными только из опыта, так как «одна педагогическая практика без теории — то же, что знахарство в медицине.
   «Мы не говорим педагогам, поступайте так или иначе; но говорим им: изучайте законы тех психических явлений, которыми вы хотите управлять, и поступайте, соображаясь с этими законами и теми обстоятельствами, в которых вы хотите их приложить... Мы советуем педагогам изучать... физическую и душевную природу человека вообще, изучать своих воспитанников и окружающие их обстоятельства, изучать историю различных педагогических мер... выработать себе ясную положительную цель воспитания и идти неуклонно к достижению этой цели, руководствуясь приобретенным знанием и своим собственным благоразумием».
   Это высказывание К.Д. Ушинского позволяет заключить, что педагогика — это не только наука, она больше, чем наука.
   Педагогика как искусство. Педагогику нельзя назвать наукой в том смысле, какой считается математика, естествознание и др. Только знания основ наук о человеке недостаточно для достижения успеха в воспитании, необходимо, быть творцом в созидании личности ребенка, быть искусным воспитателем. Поэтому педагогическая деятельность — это искусство — «искусство самое обширное и сложное, самое высокое и самое необходимое из всех искусств». Оно опирается на множество обширных и сложных наук; как и любое искусство, оно требует, кроме знаний, наличия способностей и наклонностей и, как искусство, оно стремится к идеалу, «вечно достигаемому и никогда вполне не достижимому: к идеалу совершенного человека. Педагогическая деятельность — это первое и высшее искусство потому, что она стремится практически «удовлетворить величайшей из потребностей человека и человечества — их стремление к усовершенствованиям в самой человеческой природе».
   Поэтому педагогика — это и наука, и искусство воспитания. Осуществлять научные задачи и быть искусным педагогом и есть призвание учителя, дело которого, «скромное по наружности», — «одно из величайших дел истории».
   Вклад К.Д. Ушинского в отечественную педагогическую науку К.Д. Ушинский был педагогом энциклопедического склада, трудно найти какую-то область воспитания и обучения, которая не была бы рассмотрена им. Он был первым профессиональным педагогом в России, занимавшимся теоретическими исследованиями, педагогической практикой и одновременно реформой школы.
   В фундаментальном труде «Человек как предмет воспитания» Ушин- ский синтезировал научные знания о развитии человека и, исходя из них, разработал задачи и определил содержание педагогики.
   Ушинский заложил основы национального образования, обосновав идею народности воспитания. Школа и воспитание должны строиться в соответствии с потребностями и особенностями данного народа; подражание в деле воспитания одного народа другому выведет на ложную почву, принесет больше вреда, чем пользы. Источник народности — история и культура народа.
   Идея народности не только разработана КД Ушинским в теории, но и реализована на практике созданием книг для начальной школы «Родное слово» и «Детский мир», явившихся образцовыми. Переиздание в течение полувека «Родного слова» 146 раз! — такого успеха не имела ни одна другая учебная книга во всем мире. В духе народности стала осуществляться подготовка народного учителя в педагогических учебных заведениях, созданных по проекту К.Д. Ушинского.
   Еще один большой круг проблем, поставленных К.Д. Ушинским, — это проблемы образования и обучения в школе. Здесь им решаются такие кардинальные и общие вопросы, как развивающий и воспитывающий характер обучения, природосообразность, принципы обучения, личность учителя и ее влияние на воспитуемых, и более частные: методы, приемы, организация начального обучения. И снова — теория имеет конкретное воплощение в практике. Разработанный, например, Ушинским метод обучения грамоте и в настоящее время является основным в начальной школе.
   Одной из важнейших сторон воспитания Ушинским признано нравственное, в аспекте которого рассматривается и трудовое воспитание.
   Невозможно даже просто перечислить те педагогические проблемы, которые поднимает Ушинский в своих работах, они собраны в 11 томах (изданы в 1952 г.).
   Насколько жизненными и животрепещущими были открытия Ушинского в педагогике, можно видеть и по огромному числу его последователей, соратников, учителей народных школ, сразу принявших его идеи и воплощавших их в жизнь. Трудно найти деятеля народного образования в XIX — начале XX в., который не испытал бы на себе влияния идей К.Д. Ушинского. Д.Д. Семенов, В.И. Водовозов, ВЯ. Стоюнин, ПФ. Каптерев, В.П. Вахтеров, П.П. Блонский и другие — все они считали себя последователями и сторонниками Ушинского; многие из них развили его идеи, воплощали их в своей педагогической практике. И все это не благодаря, а скорее вопреки Министерству народного просвещения. Теоретико-методическая деятельность Ушинского вызывала в официальных кругах большую настороженность. Постоянные неприятности и нападки ожидали его и на этом поприще.
   Целая плеяда педагогов-единомышленников Ушинского появилась у других народов России. Многие его идеи были восприняты грузинскими, армянскими, казахскими, татарскими, чувашскими, мордовскими деятелями просвещения и проводились ими в жизнь. По образцу школьных книг Ушинского разрабатывались учебники для других народов. Этот факт явился свидетельством общечеловеческого смысла его идей.
   К.Д. Ушинский стал живым воплощением лучших черт отечественной интеллигенции своего времени; он стал гордостью отечественной культуры и педагогики и остался ею.
   Основные даты жизни и деятельности K.Д. Ушинского
   1824 — Константин Дмитриевич Ушинский родился в г. Туле.
   1835—1840 — обучение в Новгород-Северской гимназии.
   1840—1844 — обучение на юридическом факультете Московского университета
   1846—1849 — исполняющий должность профессора Ярославского Демидовского лицея.
   1851 — женитьба на Н.С Дорошенко.
   1855—1859 — инспектор классов Гатчинского сиротского института.
   1859—1862 — инспектор классов Воспитательного общества благородных девиц и Александровского училища (Смольный институт).
   1862—1867 — командировка за границу.
   1870 — Константин Дмитриевич Ушинский скончался в г. Одессе. Похоронен возле Выдубицкого монастыря, вблизи Киева.
   Основные работы
   1857 — первая педагогическая статья «О пользе педагогической литературы».
   1861 — первое издание «Детского мира».
   1864 — первое издание «Родного слова» (год 1-й и год 2-й) и «Книги для учащих».
   1868—1869 — первое издание «Педагогической антропологии». Т. I и II.
   1870 — первое издание «"Родного слова”. Год 3-й» и «Руководства к преподаванию по «Родному слову» (ч. II).
   1870 (май) — последняя статья «Общий взгляд на возникновение наших народных школ».

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...