Электронная библиотека учебников
Главная arrow История педагогики (История образования и педагогической мысли) (Латышина Д.И.) arrow § 1. Педагогическая деятельность С.Т. Шацкого до 1917 г.
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
§ 1. Педагогическая деятельность С.Т. Шацкого до 1917 г.

§ 1. Педагогическая деятельность С.Т. Шацкого до 1917 г.

   Станислав Теофилович Шацкий (1878—1934) родился 13 июня в г. Смоленске. Его отец Теофил Осипович Шацкий был мелким чиновником-делопроизводителем Первого пехотного Невского полка. На плечах матери Антонины Клементьевны Шацкой (Ляхович) лежала забота о семерых детях. Жила семья на ничтожное жалованье отца.
   В 1888—1896 гг. Шацкий учится в шестой московской гимназии. Здесь, в казенной обстановке, жизнерадостный, активный, общительный и впечатлительный ребенок чувствовал себя неуютно.
   Годы учения в гимназии для Станислава Теофиловича — это время интенсивного самообразования. Чтение внепрограммной классической литературы; занятия музыкой, физикой, пением, участие в создании тайного научно-художественного журнала, в работе различных кружков.
   Еще в гимназические годы Шацкий начал зарабатывать на жизнь репетиторством.
   Последние годы пребывания в гимназии Шацкий охарактеризовал как «жизнь без фундамента». Он приходит к убеждению, что так учить и так воспитывать, как в его гимназии, нельзя.
   В студенческие годы Шацкий продолжал поиск своего истинного назначения в жизни. Поступив на физико-математическое отделение Московского университета, он чувствует неудовлетворение от занятий и переходит на естественное отделение. Здесь преподавал професоор К.А. Тимирязев. Во многом благодаря тому обаянию, которое исходило от Тимирязева-педагога, студент естественного факультета Шацкий увлекся изучением философии, психологии и педагогики.
   Л.Н. Толстой и его Яснополянская школа были особенно близки Шацкому. «Не могу, конечно, не отметить того совершенно необычайного впечатления, которое произвела на меня Яснополянская школа в изображении Толстого» («Мой педагогический путь»). Многие идеи великого писателя-педагога впоследствии он воплотил в практику обучения и воспитания, эти идеи стали основой его педагогики.
   Занятия в университете Шацкий совмещал с посещением музыкальной школы. Он даже поступил в Московскую консерваторию по классу вокала.
   В 1902 г. С.Т. Шацкий поступает в Московский сельскохозяйственный институт. Здесь он посещает лекции профессора А.Ф. Фортунатова, отвергавшего формалистическое преподавание и одобрявшего самостоятельность в научном поиске. Фортунатов имел опыт занятий и со школьниками: своих детей и детей своих товарищей обучал дома сам, стремясь развить у них самостоятельность мышления, сделать занятия привлекательными и приблизить программу обучения к жизни.
   В эти годы Шацкий предпринял попытку открыть школу ручного труда для детей служащих и технических работников института, но проект школы не был утвержден Московским учебным округом.
   Начало педагогической деятельности
   В 1905 г. занятия в институте Шацким были оставлены: его «охватила чрезвычайно сильная жажда реального дела», таким делом стала педагогическая деятельность. Но прежде чем приступить к знакомству с ней, задумаемся над тем, почему именно она стала смыслом и содержанием жизни этого одаренного человека? Что послужило мотивом для многолетнего педагогического труда?
   Чтение произведений Шацкого позволяет сделать предположение о целях его жизни и деятельности.
   Как для большинства выдающихся отечественных педагогов, таких, как К.Д. Ушинский, Л.Н. Толстой, Н.Ф. Бунаков, С.А. Рачинский, так и для С.Т. Шацкого педагогическая деятельность не была ремеслом. Она была больше и выше, чем просто учительство, преподавание. Самые талантливые, самые незаурядные личности выбирали себе высокую и благородную цель в жизни: «Сделать как можно больше пользы для своего Отечества» (К.Д. Ушинский), «Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, ...Ломоносовых» (Л.Н. Толстой), «С помощью воспитания и образования вывести народ из нищеты и бесправия» (С.А. Рачинский).
   Шацкий для себя определил свое будущее так: «Когда я подумаю, что у меня достанет сил достичь желаемого — увидеть вокруг себя свежие, здоровые, вольные детские лица и знать, что я сберег для их жизни тот капитал, что в них заложен, душа делается радостно спокойна и ничего, ничего больше я в жизни для себя не хочу...».
   «Первое дело, которое привлекло меня, имело почти все то, что я считал подходящим для своей работы. Оно носило бесспорно общественный характер, давало простор творчеству каждого участника, избрало для своей деятельности бедные рабочие слои населения, имело своим заданием провести в жизнь трудовое воспитание, детское самоуправление и удовлетворение детских интересов».
   В этих высказываниях Шацкого ясно прослеживается цель его педагогической работы: через развитие самостоятельности, активности, раскрытия способностей и интересов помочь детям из бедных рабочих слоев, до которых никому не было дела, быть в детстве детьми, развить их творческие силы, сделать их жизнь насыщенной и радостной.
   Таким первым педагогическим делом стала открытая в мае 1905 г. детская летняя трудовая колоты возле Москвы (Щелково) и продолжение этой работы в детских клубах в городе зимой. По инициативе А.у. Зеленко и С.Т. Шацкого было организовано культурно-просветительское общество «Сетлмент», оно открылось в Сущевско-Марьинском районе г. Москвы. Здесь в основном жила беднота — рабочие и ремесленники, дети которых росли безнадзорными, многие были неграмотны, потому что родители, измотанные работой, не имели ни времени, ни условий, чтобы заниматься ими. Отсюда — дурные привычки детей, постоянные драки, сквернословие, курение, злоба — все, вплоть до пьянства и разврата.
   Вернуть детям детство, приобщить их к полезной деятельности, к творчеству, к труду и учению — это и предстояло сделать энтузиастам:
   Летом 1905 г. Шацкий и Зеленко вывезли на дачу в Щелково, которая временно была предоставлена им хозяином, 14 мальчиков-подростков из приюта. Средства для колонии были собраны среди знакомых, опыт этой работы описан Шацким в книге «Дети — работники будущего». Там в жизнь колонистов вошли труд, хоровое пение, чтение сказок, прогулки, экскурсии, занятия физикой (опыты), игры. Жизнь детей к концу лета стала дружной и слаженной.
   Так выезжали несколько лег. Успех летней колонии побудил Шацкого продолжить опыт в условиях города.
   Осенью 1905 г. Шацкий и его товарищи организовали первый в России клуб для детей и подростков в том же Марьинском районе Москвы. Он не имел государственной поддержки, и только благодаря энтузиазму его организаторов собирались необходимые средства для клуба: это были небольшие пожертвования и деньги, заработанные самими педагогами. А круг педагогов-энтузиастов расширялся. С Шацким стали сотрудничать Валентина Николаевна Демьянова, ставшая его женой, братья Фортунатовы, ЕА Казимирова — учительница начальной школы (впоследствии Фортунатова) и др. Почти все члены кружка Шацкого — Зеленко увлекались музыкой, выступали с концертами: сам СТ. Шацкий пел, А. у. Зеленко играл на виолончели, АА Фортунатов — на скрипке. Все они увлеченно занимались и литературной работой. Часть своих денег, заработанных литературным трудом и концертами, они передавали на нужды клуба.
   Их деятельность по воспитанию детей была безвозмездной, никто не оплачивал ее, но энтузиазм этих людей был велик. И хотя работа клуба велась в тяжелых условиях, он очень скоро привлек многих детей. Их становилось все больше и больше — так притягательно было то, чем здесь занимались. Вскоре сложилась сеть клубных кружков: физики, химии, литературы, рисования, пения, рукоделия. Но при этом руководители клуба стремились к тому, чтобы его члены были не просто посетителями, а инициативными и активными участниками общего дела.
   Кроме занятий по интересам, дети и подростки посещали театр, картинные галереи, музеи, совершали прогулки за город — это тоже было потрясением: ведь многие дети из рабочих семей никогда не бывали на природе, не отлучались дальше своей улицы.
   В эти годы Шацкий приходит к выводу, что все лучшее, что есть в практике семейного воспитания, может быть использовано и в работе с детьми в клубе. Он понимает, что народная основа есть суть всей системы воспитания. Трудолюбие, сердечное отношение к людям, взаимопомощь — все эти лучшие черты семейной жизни необходимо внести в детские учреждения.
   Кружок педагогов открывает детский сад на двадцать мест, где женщины-работницы могли оставить своих ребятишек. Одна из сотрудниц организует в своей квартире амбулаторию и зубоврачебный кабинет для детей. Эта сеть культурно-воспитательных учреждений и называлась обществом «Сетлмент».
   Противодействие рутине, господствовавшей в официальной школе, трудовое воспитание как важное дополнение к интеллектуальному обучению; самодеятельность детей и свобода выбора ими занятий и способов деятельности; учет, удовлетворение и развитие детских интересов были главными обязанностями воспитательно-образовательной работы. Все это полностью игнорировалось абсолютным большинством школ и воспитательных учреждений в России того времени.
   Несмотря на заимствованное чужестранное название, общество «Сетлмент» строило свою деятельность на реалиях российской действительности и было совершенно самобытным и оригинальным.
   Количество детей, занимавшихся в клубе, все росло: в 1906 г. их уже было 120, а 70 из них вместе с супругами Шацкими летом выехали в Щелково; весной 1907 г. детские учреждения приняли уже 250 детей.
   В это время деятельность культурно-просветительского общества была поддержана и Министерством народного просвещения: были выделены небольшие денежные средства.
   В 1907 г. произошло еще одно радостное событие — в Москве в Вад- ковском переулке специально для клуба был построен дом. Под руководством архитектора А.у. Зеленко местное население безвозмездно возвело его. Рабочие соседнего завода и артель штукатуров отдавали стройке все свои выходные, работая бесплатно. Так велика была поддержка населением того дела, которое вели СТ. Шацкий и его коллеги.
   В доме оборудовали комнаты для клубных занятий, студии для занятий живописью, библиотеку-читальню, большой зал для торжеств. При доме создали музей по изготовлению наглядных пособий; здесь же открыли детский сад, начальную школу, курсы рисования, дополнительную школу для подростков, столярную, слесарную, сапожную, переплетную и швейные мастерские.
   Три года работы значили много и для педагогов-энтузиастов. За это время в процессе постоянного живого общения вырисовывались основы педагогики, вырабатывались новые теоретические и практические подходы к воспитанию и обучению. Шацкий и его коллеги определили в эти годы свою оригинальную систему воспитания детей, получившую блестящее практическое воплощение.
   «...Это были годы педагогической школы в лучшем смысле этого слова... Шацкий в это время чрезвычайно на всех нас влиял... Я имею в виду его взгляд на педагогическую работу не просто как на определенную профессию, не как на «службу», а как на постоянное творчество... учителей и учащихся; ...педагог создается только в процессе творческой работы, и в известной степени каждый ученик может быть назван его учителем... Никогда нельзя останавливаться на достигнутом... В педагогике может и должна быть известная цель, которую мы ставим перед собой, но, осуществляя эту цель, мы должны все время стремиться к новому...». Годы 1905—1908 были временем поиска и нахождения новых путей воспитания, «создания детского царства».
   Но вскоре наступили тяжелые времена для Шацкого и его коллег. После революционных событий 1905—1907 гг. правительство и полиция начинают с подозрением относиться к любому общественно-демократическому начинанию. В «Московских ведомостях» — черносотенской газете — появилась статья, в которой культурно-просветительская работа общества объявлялась революционной, а группа Шацкого — Зеленко — могучей организацией, где детей «приучают к неиренадлежащеи и непривычной им роскоши», где прививают им «парламентские привычки» и т.п. Возле клуба собралась толпа активистов «Союза русского народа», не позволяя никому войти в помещение, швыряли камни в окна, избивали детей и педагогов. Полиция произвела обыски у сотрудников, а Шацкий и Зеленко даже были задержаны. После этих событий Зеленко уехал на некоторое время за границу. Клуб был закрыт. И никакие прошения Шацкого о возобновлении его работы не дали результатов.
   Около года работы с детьми не велось, а в 1909 г. Шацкому удалось возобновить ее, дав новое название обществу — «Детский труд и отдых» (1909—1917), которое было разрешено официально. В уставе общества было записано, что с детьми должны вестись физкультурная и спортивная работа, проводиться занятия ручным трудом, декламацией, музыкой и пением, экскурсии, концерты и спектакли с участием детей, организовываться детские библиотеки и читальни, бесплатные амбулатории для детей. То есть занятия оставались в основном те же, но не раскрывались принципы их организации: самоуправление, самодеятельность. Труд воспитателей оставался неоплачиваемым, а содержалось общество на частные взносы и пожертвования.
   Работать приходилось в тяжелых условиях: тайный и явный полицейский надзор не ослабевал, часто проводились обыски в помещениях, где шла работа. Угроза закрытия учреждения была постоянной.
   Идея создания детской сельскохозяйственной колонии, где бы дети могли, занимаясь серьезно трудом, всесторонне развить свои способности, не оставляла Шацкого. Летом 1909 г. он уезжает за границу для изучения опыта такой работы. Он побывал в Дании, Швеции, Норвегии, но то, что он там увидел, не удовлетворило его, так как труд детей давал им определенные навыки, но был лишен воспитательного смысла. Он убедился в том, что его опора на гуманистические традиции отечественной педагогики верна и плодотворна.
   Шацкий и его коллеги обращаются к населению Москвы с призывом поддержать общество «Детский труд и отдых». И, наконец, в 1911 г. у Шацкого появилась возможность осуществить давнюю идею создания детской колонии. Помещица М.К. Морозова выделила безвозмездно землю в Калужской губернии и средства на постройку и оборудование дома для колонии. Колония получила название «Бодрая жизнь», а ее история ярко описана супругами Шацкими в книге «Бодрая жизнь» (1914).
   В 1914—1915 гг. Шацкий приходит к мысли о необходимости организации детского опытно-показательного учреждения, где решались бы две задачи — отработка воспитательной системы и практическое обучение молодых педагогов. Он назвал его опытной станцией. Удалось получить субсидию от городской Думы и Министерства народного просвещения.
   На полученные средства возле села Белкино, недалеко от которого находилась колония «Бодрая жизнь», организуется опытная станция. Ее задачи: создание сети воспитательных учреждений — ясли, детский сад, начальная и дополнительная школа, курсы для взрослого населения («высшая крестьянская школа»), мастерские, библиотеки, местный музей; открытие кооперативных крестьянских учреждений, народного дома, организация профессиональной помощи агронома, врача, ветеринара, юриста; здесь предполагалось испытывать и проверять новые методы земской работы и т.д.
   Как видим, задачи станции выходили далеко за рамки только педагогических. Это, по существу, был проект мирного и постепенного социального преобразования всей жизни деревни.
   Такими были планы, но не только отсутствие материальной поддержки тормозило их реализацию. Экономическая и культурная отсталость населения, корыстные интересы людей, наживающихся на бедности, забитости и необразованности крестьян, также затрудняли в 1916—1917 гг. деятельность Шацкого и его соратников. Были сделаны только первые шаги по воплощению в жизнь грандиозного и благородного замысла.

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...