Электронная библиотека учебников
Главная arrow Логика arrow Логика: Учебное пособие для студентов гуманитарных факультетов (В.И. Кобзарь)
Скачать учебники
Анатомия / Физиология
Астрономия
Аудит
Банковское дело
БЖД
Бизнес-планирование
Биология
Биофизика
Биохимия
Бухгалтерский учёт
Бюджетная система
Военное дело
География
Делопроизводство
Демография
Журналистика
Зоология
Инвестиции
Информатика
История
История экономики
Коммерция
Культурология
Логика
Логистика
Макроэкономика
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Микроэкономика
Мировая экономика
Налогообложение
Организация производства
Отраслевая экономика
Педагогика
Политология
Правоведение
Психология
Реклама / Branding / PR
Социальная работа
Социология
Статистика
Страхование
Управленческий учёт
Физика
Философия
Финансовый анализ
Финансовый менеджмент
Финансовый отчёт
Финансы / Кредит
Ценные бумаги
Экология
Эконометрика
Экономика (разное)
Экономика предприятия
Экономика регионов
Экономика труда
Экономический анализ
Этика / Эстетика


banner
Логика: Учебное пособие для студентов гуманитарных факультетов (В.И. Кобзарь)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение  5

§ 1. О структуре курса логики 15
§ 2. Логика как наука 18
§ 3. Методология логики 25
§ 4. Мышление и язык. “Язык” логики 27
§ 5. Обзор истории логики 30

Глава 1. Принципы (основные законы) и элементарные методы мыслительной деятельности 40
§ 1. Принцип тождества 42
§ 2. Принцип противоречия 43
§ 3. Принцип достаточности 45
§ 4. Простейшие методы мыслительной деятельности 45

Глава 2. Понятие 49
§ 1. Определение понятия 49
§ 2. Структура понятия 52
§ 3. Виды понятий 54
§ 4. Отношения между понятиями 56
§ 5. Операции с понятиями 60

Глава 3. Суждение 71
§ 1. Общая характеристика 71
§ 2. Определение простого категорического суждения, его структура и виды 75
§ 3. Отношения между простыми категорическими суждениями 78
§ 4. Операции с простыми категорическими суждениями 82
§ 5. Модальные суждения 88
§ 6. Сложные суждения 91

Глава 4. Умозаключение 97
Дедуктивные умозаключения 100
§ 1. Простой категорический силлогизм и его структура 100
§ 2. Виды простого категорического силлогизма 102
§ 3. Отношения между видами силлогизмов 108
§ 4. Операции с видами простого категорического силлогизма 111
§ 5. Сокращенные, сложные и сложносокращенные силлогизмы 114
§ 6. Условные и разделительные силлогизмы 119

Глава 5. Индуктивные и традуктивные умозаключения 123
§ 1. Индукция, ее структурные особенности, виды 126
§ 2. Методы научной индукции 129
§ 3. Традуктивные умозаключения 133

Глава 6. Формы научного мышления 137
§ 1. Проблема (вопрос) 137
§ 2. Доказательство (опровержение) 140
§ 3. Проблема и теория 154

Заключение 157
§ 1. Логические ошибки 158
§ 2. Упражнения и задачи 162

Литература 173

Сыну и внуку моему, а в их лице -
"племени младому, незнакомому"
посвящается.

ВВЕДЕНИЕ

   Слово "логика" большинством воспринимается как название науки о правильном мышлении. Желание правильно мыслить естественно и даже похвально. Но чтобы научиться правильно мыслить, надо знать правила, которым мысли подчиняются. Правила же лишь тогда будут полезны, когда предметная область их приложения четко осознается. И здесь возникает довольно сложная проблема: что же такое мысль, мышление? То же самое, что речь, “слово”, которыми мы постоянно пользуемся, или нечто отличное от них?
   Что слово не тождественно тому предмету, который оно обозначает (замещает его), достаточно очевидно. А смысл слова, хотя и теснейшим образом связан со словом, но все-таки не есть само слово, так же смысл слова не есть и сам тот предмет, признаки которого он отражает. Смысл (мысль) - нечто незримое, неосязаемое. Что же тогда?... Незримость мысли, не воспринимаемость ее органами чувств привносит значительные трудности и в понимание логики.
   Слово "логика" в повседневной речи часто означает для нас взаимосвязанность, последовательность и не столько как простая, текучая непрерывность, сколько следование по необходимости. Когда говорят или признают: "логично", - то имеют в виду, как главное, что нечто следует из предшествующего обязательно. В этом смысле логичное (обязательное, необходимое) бывает лишь тогда, когда оно обуславливается тем или иным законом: то ли законом связи букв и слов в предложении, то ли законом связи между мыслями в рассуждении, то ли законом природы, то ли общественным законом.
   Повседневное общение - это, как правило, разговор (речь), т.е. обмен словами, предложениями, но он же есть и обмен мыслями по поводу тех или иных предметов (на ту или иную тему), поскольку слова и предложения речи, обозначая, заменяя предметы, несут еще и определенную смысловую нагрузку. Мысли и слова, как ни крепко и тесно они связаны друг с другом, тем не менее, далеко не одно и то же. Мысли, будучи по природе своей непосредственно не наблюдаемым, идеальным образованием, в словах и предложениях находят свое материальное выражение. Конечно, мысли материализуются не только в речи, но во всей жизнедеятельности человека, в его практической, производительной деятельности, в продуктах труда. И Г.Гегель был совершенно прав, выступая против упрощенного представления о мышлении как только речевой деятельности. Реально мышление проявляет себя и в теоретической, и в практической деятельности человека.
   Обнаружение "логики" в речи может означать и то, что человек, говоря на том или ином языке, соблюдает законы (правила) этого языка. Он правильно связывает буквы и звуки в словах, слова в предложениях, наконец, предложения друг с другом в процессе речи. Эти правила (законы) раскрывает, формулирует их и вооружает ими нас грамматика того или иного языка. Если правила соблюдаются, то человек говорит культурно, правильно (логично). Но это одна "логика", назовем ее грамматической. Другая логика связана с соблюдением в процессе речи законов связи и мыслей между собой. Но что такое мысль и какие законы относятся к ней?
   Что касается грамматических правил (законов), то они всем давно известны, их изучают еще в начальной и средней школе на уроках родного языка. А вот законы (правила) связи мыслей, определенно, еще не изучались, поэтому в обыденной повседневности их почти никто и не знает, более того, большинство даже и не подозреваем об их существовании, что и понятно: как можно знать суть того, что еще не известно.
   Мысль - явление столь специфичное, что в определенной мере его можно рассматривать и как явление таинственное. Проблема мысли та же, что и проблема души, духа и т.п. Поскольку это не предмет логики как науки, она и не решает его, а заимствует понимание и определение мысли из философии. Последняя характеризует мысль как обобщенный, отвлеченный, абстрактный, идеальный "образ" чего бы то ни было, существующий, естественно, только в голове человека. Этот "образ", конечно же, приходится понимать не как фотографию, не как карту, схему, таблицу и т.п., а более общо и отвлеченно - как умозрительный образ; так в свое время мы осознавали, что такое "треугольник", "плоскость" и т.п., поскольку в природе их самих по себе нет. При этом не следует никогда упускать из виду, что мысль не тождественна ни слову, в котором она лишь выражается, ни предмету, который она лишь отражает, хотя мысль, слово и предмет теснейшим образом взаимосвязаны.
   Идеальность мысли и является одной из главных трудностей при осознании специфики ее, ибо это - та трудность, преодолеть которую нельзя, просто перешагнув через нее, а лишь пропустив ее через себя. Без твердого осознания специфики мысли, ее идеальности, дальнейшее движение по освоению логики будет безуспешным. "Сидящий" же, условно говоря, в каждом молодом человеке стихийный материалист не соглашается с этим.
   Итак, если мысль есть идеальный образ, то его органами чувств, естественно, никто обнаружить не в состоянии. Мысль можно лишь осмыслить, или помыслить, мысль можно понять только мысленно. Раз мысль идеальна, бестелесна сама по себе, то ее как таковую не только нельзя ощутить (наблюдать и пр.), но, строго говоря, и передать на расстояние. А в этом случае, как же мы общаемся, понимаем, находясь на расстоянии, друг от друга?
   Понимание наступает тогда, когда находятся средства, способы материализации находящихся в голове мыслей, и это материальное, т.е. слова и предложения, а короче - язык, или иные знаковые системы, являющиеся по природе своей материальными, мы передаем на любое расстояние. Таким образом, естественный язык для каждого человека выступает средством материализации его мыслей, а так как материальное (знаки, буквы, звуки, слоги, слова и предложения) допускает многообразные с собой действия, то слова (речь) можно произносить, записывать, хранить, преобразовывать, искажать и передавать. Но строго говоря, передаются при этом не мысли сами по себе, а вещественные (материальные) знаки мыслей, которые воспринимаются другими и, только если они владеют данным языком, то уже в их головах эти знаки преобразуются в адекватные источнику мысли. Без знания соответствующего языка, все эти воспринимаемые знаки так и могут остаться для нас бессмысленным набором символов, звуков, букв и пр.
   Язык, тем самым, выступает в нескольких функциональных значениях: он является знаковой системой по обозначению, по замещению предметов, явлений, процессов действительности, и в то же время он носитель (выразитель) мыслей об этих предметах. Каждый человек, овладевающий разговорной речью, научается, пользуясь вместо предметов словами, манипулировать ими, что, естественно, легче делать, чем "ворочать" самими предметами.
   Однако, и здесь не все так гладко. Хотя значения слов и более стабильны, чем смысловые их оттенки, но и значения одних и тех же слов могут быть разными, тем более, что смысловые оттенки столь зависимы от контекста, что могут приобретать даже противоположное значение или смысл, т.е. положительные по смыслу слова текста "говорят" об отрицательной характеристике чего-то или кого-то. Смысл слова, скорее всего, и есть то, что мы называем мыслью, хотя у логиков и лингвистов здесь нет еще полной согласованности.
   Если попытаться представить эти взаимоотношения наглядно, то предмет, слово для его обозначения и смысл слова, отражающий свойства предмета, можно выразить такой схемой:

предмет
слово       смысл
                 (мысль)

   Таким образом, мысль о предмете выразима в слове, которое обозначает (замещает, заменяет) предмет, и в то же время материализует мысль. Отдельная мысль о предмете не может отразить все бесконечное многообразие присущих ему признаков и свойств, поэтому она отражает только наиболее важные, общие и в то же время отличительные, одним словом - существенные. Существенными являются те, которые отражают природу предмета, его внутренние, главные, коренные, необходимые свойства, изменение которых качественно меняют сам предмет.
   Итак, логично будет, если рассуждая о том или ином предмете (как вещественно-материальном, так и мнимом, невещественном, нематериальном), будем свои мысли облекать в знаковые системы, правильно (по правилам, по законам) связанные между собой. В реальности делать это несложно, правила естественного языка (этой знаковой системы) давно известны. Значительно сложнее соблюдать правила связи между мыслями, ибо правила-то нам пока и не известны. Однако, теперь, хотя бы в первом приближении, мы знаем о специфике мысли, и поэтому правила языка не будем распространять на мысли, так же как и законы предметного мира тоже не будем распространять ни на слова, ни на мысли: закону тяготения, например, ни мысли, ни слова не подчиняются. Здесь необходим лишь небольшой тренинг на примерах, и вскоре каждый будет в состоянии отличать свойства слова от свойств предмета, словом обозначаемого и, наоборот, свойства предмета отличать от свойств слова.
   Осознание специфики мысли, ее отличия и от предмета, который мыслью отражается, и от слова, в котором мысль выражается, позволят сосредоточиться только на мысли. Попытаемся теперь выявить, какие же законы присущи мыслям, каким законам они подчиняются, какими законами они регламентируются.
   Мысль как идеальный образ может быть простой (отдельной) или сложной, состоящей из нескольких простых. Простая (отдельная) мысль отражает, как уже отмечалось, предмет в его существенных и отличительных признаках. Такие мысли в логике называются понятиями, как например, мысль о человеке, о столе, о доме и т.п. Такие мысли обычно выразимы отдельными словами или словосочетаниями: "дом", "стол", "человек", "дневное светило", "самый крупный город в нашей стране", "студент дневного отделения первого курса" и т.п.
   Сложные мысли образуются из нескольких простых, связанных между собой определенным (по логике определенным, т.е. логичным) образом. Логика выделяет следующие более сложные мысли: суждение (простое и сложное), умозаключение (дедуктивное, индуктивное, традуктивное), доказательство и опровержение, гипотезу, теорию и некоторые другие. В них и между ними логика выделяет следующие связи и отношения: для простых суждений - совместимость, т.е. тождественность, подчиненность, частичное совпадение, они выразимы логической связкой "есть"; и несовместимость, т.е. противоречие, противоположность, соподчинение - они выразимы логической связкой "не есть". Для сложных суждений - соединение (логический союз "и"), разделение (логический союз "или"), условную связь ("если..,то") и связь тождественности ("тогда и только тогда, когда").
   Кроме этих логических связей, выделяет логика и связи по среднему термину, по основанию и следствию, по члену деления и пр., которые могут стать понятными лишь при более обстоятельном знакомстве со строением этих сложных форм мысли, что и составит содержание учебника по логике.
   Каждая из форм мысли (простая или сложная) имеет свое специфическое строение, свою структуру и, соответственно этому, свои как внутренние, так и внешние законы, свои признаки и свойства.
   Так как любая наука, изучая ту или иную предметную область, выявляет законы этой предметной области, а законы - вещь общая, повторяющаяся, то, зная их, используя их, можно будет оптимизировать нашу интеллектуальную деятельность как в процессе рассуждения, так и в процессе ее анализа. Не зря, ведь, еще в период средневековья была сформулирована Роджером Бэконом (некоторые связывают это с Френсисом Бэконом) мысль: знание - сила! Если мы будем знать и соблюдать законы мысли (законы связи между мыслями), определенно, наши рассуждения будут строже, точнее, научнее, т.е. логичнее.
   Как же обнаружить эти законы? Для этого надо знать все виды, обычно их называют формами, мысли и изучить каждую из них. Но в процессе рассуждения мысли постоянно видоизменяются и их трудно исследовать. Поэтому в науке (и в "Логике", раз уж она наука) принято рассматривать свой предмет в статике и в определенной последовательности, как правило, от простого к сложному. В нашем случае, простой формой мысли является понятие, более сложными - суждение, рассуждение (умозаключение), доказательство и т.д.
   Структуры форм мысли без специальной подготовки трудно выделимы. Подготовив нас к ориентации в структуре языковых форм, мысленные средняя школа совсем не затрагивала. Поэтому эти формы, хотя они постоянно сопутствуют нашей речи, так трудно уловить в процессе разговора, полемики, внутренней речи, рассуждения, короче - в процессе дискурса.
   Научный подход, научный метод исследования всегда требует расчленения (анализа) сложного до простейшего, до "единицы", до "элемента". Потом, на основании обстоятельного исследования "единицы", на основе полученных знаний о ее строении, свойствах и признаках, из этого простейшего синтезируются более сложные структуры, которые исследуются в том же порядке, но это исследование реализуется значительно легче, так как уже известно главное в его строении - основная "единица" структуры.
   В итоге, мы как бы возвратимся к исходному (к речи, рассуждению, дискурсу), но это возвращение произойдет уже на основе знания каждого, входящего в речь (рассуждение, дискурс), структурного элемента. Это возвращение будет более высокой ступенью осознания (осмысления) предмета нашего исследования, так как при этом можно воспользоваться всем богатством накопленного до этого о нем знания. И если первоначально речь, рассуждение были для нас чем-то в своей общности и текучести неопределенным и нерасчлененным, то после аналитического исследования его составных частей, оно предстает как закономерная связь входящих в него элементов; знание предмета нашего изучения становится более конкретным, более определенным, более обстоятельным.
   Во все времена слово "логика" было неоднозначным, таково оно и сейчас. Неоднозначно и выражение "наука логика". После "Науки логики" Г.В.Гегеля чаще приходится пользоваться более сложным выражением "логика как наука", чтобы отличить ее от "науки логики" Гегеля и от двух других значений слова "логика". "Логика науки" тоже не совсем определенное выражение, хотя им и часто пользуются. Скорее всего, его можно понимать как указывающее на что-то необходимое, закономерное, присущее любой отдельной науке, ее истории, ее строению, ее развитию, динамике; но может быть - это общие закономерности науки вообще. Таким образом, выражение "логика науки" может быть отнесено и к отдельной науке и к науке вообще. Если к отдельной науке, то данное выражение выделяет специфические особенности возникновения, формирования и развития именно этой науки, и они, возможно, неповторимы, уникальны, отражают специфику предметной области только этой науки. Если к науке вообще, то данное выражение выделяет, наоборот, общие закономерности и особенности развития всех наук. Всеми этими выражениями нам придется пользоваться, и часто только контекст будет определять (уточнять) значение их.
   Итак, если мы рассматриваем то или иное рассуждение, текст, речь о чем-то, например, вот этот фрагмент: "Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах появились два гражданина" - мы должны прежде всего выяснить для себя, о чем здесь речь, что есть предмет речи (рассуждения), т.е. предмет мысли. Понятно, что здесь в довольно пространном предложении, говорится всего лишь о двух гражданах, появившихся в определенное время в определенном месте.
   Если это предложение изобразить в каком-то условном, например, символическом виде, то выражаемая этим предложением мысль получит очень короткую форму: S (предмет мысли) обладает свойством Р (признак предмета мысли), т.е. "S есть Р". Получается, что сколь бы ни была сложна речь, рассуждение, основное в них символами может быть выражено довольно кратко. Для нас это важно, потому что символическое выражение, отражая главные элементы строения мысли, не отвлекает нас на второстепенное с этой точки зрения, например, содержание, хотя оно может быть и очень важно, но уже по другим, поэтическим ли, художественным или иным критериям. Задача же логики - строение мысли, структура ее.
   Таким образом, символом S мы обозначили предмет нашей мысли (предмет речи, высказывания и пр.), а символом Р - признак, этому предмету присущий (или не присущий). Между этими двумя элементами мысли, в логике их принято называть субъект и предикат, явно или неявно присутствует определенное отношение. В нашем примере это отношение выражено словом "появились", что соответствует утверждению ("есть" и т.п.), хотя могло быть и отрицание ("не есть"). В русском языке отношение может выражаться разными словами, а порой и просто опускаться: Жучка - собака, студенты - учащиеся.
   Далее, в рассматриваемом примере субъект выражен двумя словами, словом "два" и словом "гражданина", а предикат - куда как большим количеством слов. Но, выраженная в виде формулы "S - Р", эта мысль имеет всего три элемента: субъект (предмет мысли), предикат (признак предмета мысли) и связку, или отношение между ними - "есть" ("появились").
   Мысль о двух гражданах есть мысль отдельная, простая, в ней отражается как количественная, так и качественная сторона нашего предмета мысли. Количественная сторона в логике называется объемом мысли, качественная - содержанием. Объем рассматриваемой мысли ограничен словом "два", в содержание же этой мысли войдут все признаки, присущие любым гражданам.
   Теперь важно установить, каково же отношение между этими элементами в той или иной отдельной мысли. Простое рассуждение показывает, что в мысли о гражданине вообще (о любом гражданине нашей планеты) общих признаков будет значительно меньше, чем если бы разговор шел о гражданах России, ибо мысль о гражданине вообще не может отражать, как не общие, такие признаки как цвет кожи, глаз, национальность и пр., но чем меньше будет объем этой мысли, например, "гражданин России", тем больше признаков будет входить в ее содержание. Поэтому, самое меньшее содержание будет в самой общей по объему мысли, а самое богатое содержание будет в единичной мысли, в мысли об индивидуальном предмете. В итоге, мы необходимо приходим к выводу, что любая отдельная простая мысль есть единство ее объема и содержания, всегда находящихся в отношении обратной зависимости. В логике такая отдельная, простейшая мыслительная форма называется понятием и определяется как мысль, отражающая существенно-отличительное в предмете, а так как предметом мысли может быть все, что угодно, то можно сказать "отражающая существенно-отличительное в чем угодно". Понятие как одну из простейших форм мысли можно определять по-разному: и как мысль, отражающую существенно-отличительные признаки чего бы то ни было; и как мысль, структура которой есть диалектическая связь (обратная зависимость) противоположных элементов (объема и содержания); и как мысль, выражающаяся в языке отдельным словом или словосочетанием. Но подлинно научным определением понятия как формы мысли является все логическое учение о данной форме мысли -- теория логики о понятии. Подробнее об этом будет сказано в главе о понятии.
   Объединение S и Р связкой "есть" формирует более сложную мыслительную структуру, более сложную форму мысли, которую в логике называют суждением. Различают простые суждения и сложные. Простые, в свою очередь, подразделяются на категорические, суждения существования и отношения. Формула "S – Р" есть выражение структуры простого категорического суждения. Чтобы понять особенности и законы этой структуры, необходимо исследовать и понятие как составную часть этой структуры, а потом и всю эту новую форму мысли уже как единство двух входящих в нее понятий.
   В нашем содержательном примере из текста М. Булгакова количественный показатель субъекта данной мысли оговорен. Когда бы он не был оговорен, то по логике мы обязаны были бы уточнить этот показатель, потому что при анализе структуры любой мысли нельзя ничего, относящегося к элементам структуры этой мысли, упускать из виду или пропускать. Главными элементами строения этой, несмотря на многословие, все таки, простой мысли являются S и Р, т.е. два отдельных понятия: понятие, отражающее предмет нашей мысли и понятие, отражающее признак этого предмета. Третьим элементом этой мысли является связка (или отношение) между ними, в нашем случае она выражена утверждением "появились". Таким образом перед нами простое категорическое утвердительное суждение, а с учетом количественного показателя субъекта, так называемого квантора, - простое категорическое частноутвердительное суждение. Квантор подразделяет суждения на три разновидности: единичное, частное и общее.
   Единичность субъекта выразима в языке словами "этот", "один", "данный", "единственный" и пр., хотя может и не иметь явного выражения, определяясь контекстом. Множественность тоже выразима разными словами: "некоторые", "существуют такие", "не все", "большинство", "меньшинство", "часть", "два" и т.п., но в логике преимущественно используют всего лишь два из этих выражений, а именно: "некоторые" и "существуют такие". Для отображения же всего объема предметной области, всего множества субъектов, используются слова "все", "без исключения", "ни один", "всякий", "каждый" и т.п. Количественные показатели в логике обобщенно называют квантором и различают всего два его вида: квантор общности ("все" и пр.) и квантор существования ("некоторые" и пр.). Единичное суждение в логике обычно включают в общее и отдельно не рассматривают, поэтому в логике и нет квантора единичности.
   Из нескольких простых суждений могут состоять сложные. Поскольку мы уже знаем структуру простого суждения, то при изучении сложного, состоящего из нескольких простых, структуру простого можно, условно говоря, "сжать", обозначив его всего лишь каким-нибудь символом, или буквой, например, В. Тогда становится ясным, что главным отличительным элементом сложного суждения будет выступать новая логическая связь между простыми суждениями, которую в логике и называют "логический союз", ибо он формирует, связывает между собой несколько простых суждений. В логике различают всего лишь четыре логических союза: соединительный, разделительный, условный и тождественности.
   При анализе сложных суждений нет необходимости детально анализировать входящие в него простые, поскольку они уже известны, поэтому их обычно и обезличивают, оставляя за ними только одно неотъемлемое их свойство - быть либо истинными, либо ложными. Например, В (символ для одного простого суждения - "S есть P") можно связать разделительным союзом или с символом С (другое простое суждение - "S есть P1") и получить в итоге сложное суждение, читаемое "В или С". Такова формула сложного суждения и понятно, что ее проще анализировать, чем если бы записывали: "S есть Р или S есть Р1".
   С помощью новых логических связей из нескольких то ли простых, то ли сложных суждений формируются еще более сложные мыслительные формы - умозаключения (рассуждения). И в них главным элементом выступают логические связи, поскольку они-то и создают новую форму, новую мыслительную конструкцию. Эти логические связи будут обстоятельно рассмотрены в соответствующих разделах учебника, сейчас же лишь дается общее представление о предмете логики как науки, в который входят и эти связи.
   Помимо последовательности рассмотрения форм мысли - от простой к сложной, - немаловажна для логики и последовательность рассмотрения каждой формы мысли в отдельности. В "Логике", ведь, логичным должно быть все, и содержательное ее наполнение (что достаточно естественно), и внешнее структурное оформление этого содержания. Но вот оно-то многими совершенно выпускается из виду. Поэтому, в одних учебниках логическое содержание начинают излагать с понятия, в других - с суждения, в третьих - с формулировки основных законов мышления (основных законов логики) и т.п. Правда, эта непоследовательность зачастую обосновывается различными философскими взглядами на простейшую форму мысли, поэтому ее можно и не считать столь уж важной. Но другая последовательность, последовательность рассмотрения каждой формы мысли в отдельности, внутрисодержательная последовательность, выдерживается и того меньше. Между тем, она более всего подчеркивает логичность в содержании самой логики.
   Со времени создания логики как науки, а особенно со времени превращения ее в учебную дисциплину, остро встала не всегда явно осознаваемая задача - нахождение наиболее оптимального и эффективного способа ее преподавания. Похоже, эта задача мало занимала внимание специалистов, хотя явно, что она существенна, важна. От нее в немалой степени зависит не только эффективность преподавания, но и успешность использования этой науки, ее практическое применение изучающими. Трудно, ведь, согласиться с тем, что логика преподается только ради нее самой, или ради престижа, но так же трудно не признать и крайне низкую результативность овладения этой наукой.
   Причин, обуславливающих эту неэффективность много. Предпочтительнее сосредоточиться на той, которая менее всего должна быть присуща этой науке, но которая на протяжении веков была неотъемлемой для ее изложения. Здесь имеется в виду, конечно же, определенная последовательность оформления, структурирования ее содержания в учениках и учебных пособиях, а также и определенная последовательность изложения этой науки в процессе преподавания. Поскольку логичное, логика - это обязательно необходимая, закономерная связь, то таковой должна быть связь и внутри самой науки логики между различными элементами ее содержания. Это то, что может быть названо "логика логики"; другими словами, логика должна не только формулировать нормативы, закономерности для различных мыслительных структур (для других наук), но и сама должна по этим же нормам (закономерностям) структурировать свое содержание. Если науки есть системы определенным образом упорядоченного знания, то, согласно понимания структуры как закономерной связи элементов внутри целого, все содержание той или иной науки (система ее знания) должно быть увязано внутри себя по определенному закону. Логика как особая наука, выполняющая методологическую роль по отношению к другим наукам, должна представлять собой образец подобной внутренней упорядоченности.
   Прежде всего, конечно, нужно установить составляющие элементы нашей науки, а уж потом и устанавливать определенную взаимосвязь между ними. К числу элементов науки логики, помимо основного предмета ее исследования - форм мысли, можно отнести:
   - принципы (основные законы), принимаемые или разделяемые этой наукой;
   - используемые ею методы, т.е. инструментарий данной науки;
   - ее основные понятия (категории), т.е. "язык";
   - открываемые в рамках самой науки внутренние законы, законы ее предмета (законы форм мыслей);
   - доказанные в рамках самой науки положения - определения, или теоремы;
   - ошибочные (неправильные) мыслительные структуры, просто ошибки.
   Поскольку предмет формальной логики специфичен, он невещественен, идеален (мысли, ведь, сами по себе в природе не существуют, визуально их не воспринять, не потрогать, не взвесить, не измерить и пр.), то соответственно этой природе необходимы и особые средства исследования предметного поля логики нужны особые критерия различения элементов внутри этого "поля".
   Предметом изучения логики являются формы мысли, которыми пользуются люди в своей интеллектуальной и практической деятельности. Форм этих несколько, среди них одни проще по своему строению, другие сложнее. Последовательность рассмотрения этих форм тоже предполагает определенность. А между тем, как уже отмечалось, в большинстве учебников и учебных пособий по логике последовательность рассмотрения форм мысли редко бывает одинаковой, что невольно наталкивает на мысль: не есть ли это показатель нелогичности, т.е. отсутствие закономерной упорядоченности между формами мысли. Мы будем выдерживать в этом плане общенаучный принцип рассмотрения предмета: от простого к сложному, т.е. раз понятие есть элемент суждения как формы мысли, а суждение, в свою очередь, элемент умозаключения, то и рассматривать мы их будем в последовательности: понятие, суждение, умозаключение.
   Однако, установление упорядоченности (закономерности) в связях между формами мысли не исчерпывает всех закономерностей логического материала. Не менее важна и необходимая последовательность при рассмотрении каждой из форм мысли. Тенденция такой закономерности просматривается во многих учебниках и пособиях по логике, но четко и явно она не оговаривается и не выдерживается. А ведь логическое, подчеркиваем еще раз, по природе своей - это обязательно упорядоченное, необходимое, закономерное.
   Отмеченные особенности нашей позиции определяют не только последовательность рассмотрения форм мысли, но накладывают свой отпечаток и на рассмотрение некоторых особенностей самих форм и методов мысли.

Формат: DOC
Язык: Русский

Скачать
Логика: Учебное пособие для студентов гуманитарных факультетов (В.И. Кобзарь)

 
< Пред.   След. >

загрузка...

Реклама
загрузка...